Президент Франции Франсуа Олланд делает все возможное, чтобы выполнить свое амбициозное обещание и создать глобальную военную коалицию для борьбы с «Исламским государством» после парижских терактов.

Французский президент получил поддержку мирового сообщества и одобрение французской общественности за свои действия в условиях кризиса. Его рейтинг вырос на 8 пунктов и достиг 33%. А западные лидеры выстроились в очередь, чтобы выразить свою солидарность.

В суматохе поспешно организованных микросаммитов, которые пройдут на этой неделе, Олланд попытается превратить словесную поддержку в мощную согласованную кампанию до того, как этот редкий момент единства закончится.

Однако его шансы на успех не слишком велики. Лидеры США, России, Германии и Великобритании, с которыми Олланд будет по отдельности встречаться в течение четырех дней, безоговорочно согласны с необходимостью уничтожить ИГИЛ. Все они хотят заключить мирное соглашение, чтобы положить конец сирийской гражданской войне. Однако в вопросе о том, как это сделать, согласия между ними гораздо меньше.

Великобритания

Дэвид Кэмерон (David Cameron), который встретился с Олландом в Париже утром в понедельник, 23 ноября, стад самой легкой мишенью в его дипломатическом наступлении. Премьер-министр Великобритании явно испытывает смущение в связи с тем, что его страна не присоединилась к Франции в ее бомбовой кампании против ИГИЛ на севере Сирии. Поэтому он предложил Франции использовать британскую военную базу Акротири на Кипре, а также средства для дозаправки французских военных самолетов в воздухе. Кроме того, он пообещал, что, если ему удастся добиться своего, ВВС Великобритании скоро присоединятся к борьбе с ИГИЛ в Сирии.

Но даже здесь сохраняются различия в акцентах. Кэмерон делает упор на проблеме прибытия иностранных боевиков в Европу. В ходе прошедшего на прошлой неделе саммита «Большой двадцатки» он сказал, что Великобритания проведет конференцию с целью сбора средств для того, чтобы остановить поток сирийских беженцев. Такие приоритеты отражают сосредоточенность Великобритании на проблемах иммиграции и обеспечения безопасности.

США

Во вторник, 24 ноября, Олланд столкнется с гораздо более серьезным вызовом в Вашингтоне. Сейчас Барак Обама оказался под нарастающим давлением со стороны республиканцев и демократов, в том числе кандидата на выборы президента Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), которые призывают его к более решительным действиям в Сирии. Европейские дипломаты жалуются, что лидер США недооценивает опасность терроризма и миграционного кризиса, с которыми столкнулась Европа.

Пока Обаме удавалось противостоять своим критикам. Он шокировал даже своих сторонников, назвав Париж «неудачей». Он решительно заявляет, что США не будут вводить свои наземные войска в Сирию — за исключением тех бойцов спецназа, на переброску которых Обама дал согласие в октябре. Поэтому надежды Олланда на то, что США станут активным участником глобальной коалиции, возможно, окажутся бессмысленными. Увеличение числа авиаударов, числа атак дронов и объемов поставок оружия сирийским повстанцам — плюс соболезнования — это, возможно, самое большее, на что Олланду стоит рассчитывать.

Россия

Отчасти проблема Олланда заключается в отказе американцев сотрудничать в проведении военных операций с Россией, чье вмешательство в сирийскую войну Вашингтон резко осудил. Обама согласился на совместные усилия по возобновлению процесса мирного урегулирования сирийского конфликта под эгидой ООН, когда он встретился с Владимиром Путиным в Турции на прошлой неделе. Это основной элемент того, что Кэмерон называет комплексной стратегией для решения проблемы Сирия-ИГИЛ.

Основные разногласия с Москвой касаются будущего президента Сирии Башара аль-Асада, давнего союзника Москвы. На военном фронте вероятность того, что США будут проводить совместные операции или обмениваться разведданными с Россией — за пределами узких рамок мер по «предотвращению конфликтных ситуаций» — равна нулю.

Рискует ли Обама оказаться на вторых ролях? Чувствуя возможность переиграть американцев, Путин, который примет у себя Олланда в четверг, 26 ноября, делает акцент на солидарности России с Францией.

Его реакция на парижские теракты — уже после официального подтверждения, что крушение российского пассажирского самолета на Синайском полуострове стало результатом взрыва заложенной на его борту бомбы — была подчеркнуто эмоциональной. «Последние трагические события во Франции говорят о том, что мы вынуждены, давно пора было это сделать, объединить усилия в борьбе с этим злом», — сказал Путин.

Концепция глобальной антиигиловской коалиции Олланда нравится Путину. Она легитимирует роль России в сирийском конфликте, переносит акценты с будущего Асада на борьбу с ИГИЛ и отодвигает на второй план дискуссии вокруг Крыма. Путин утверждает, что у Запада нет иного выхода, кроме как сделать своим приоритетом борьбу с ИГИЛ. В понедельник Путин совершил поездку в Иран — это главный союзник Асада — в очевидной попытке добиться своей цели.

Путин отдал приказ российским кораблям на востоке Средиземного моря сотрудничать с французскими военными, как с «союзниками». Как и Обама он исключил возможность ввода в Сирию наземных войск. Однако Путин пообещал французам сделать больше. «Мы обдумываем то, чем действительно мы можем помочь, чтобы поддержать тех, кто на поле боя, сопротивляется и борется с террористами, в первую очередь с ИГИЛ», — сказал он.

Признаки укрепления сотрудничества между Францией, которая, как отметил Обама, является самым давним союзником США, и Россией — и соответственно Ираном — вызывают серьезное беспокойство у США. Важно то, что Олланд до сих пор не обратился за помощью к НАТО. В прошлом Франция всегда испытывала двойственные чувства по отношению к этому альянсу во главе с США, но ее нежелание обращаться к нему за помощью весьма показательно. И Путин может воспользоваться этим разрывом.

Германия


Все это, возможно, заставляет канцлера Германии Ангелу Меркель, которая едет в Париж в среду, 25 ноября, испытывать серьезное волнение. С момента окончания Второй мировой войны Германия не позволяла себе проводить наступательные военные операции, поэтому Меркель нечего предложить Олланду в этом смысле.

Меркель утратила инициативу в европейском миграционном кризисе. Ее политика открытых границ, которую она начала реализовывать летом, оказалась объектом резкой критики, тогда как Олланд проигнорировал правила Шенгенской зоны и желания Германии и в одностороннем порядке ввел меры пограничного контроля.

Неэффективность взаимодействия с немецкой разведкой накануне парижских терактов тоже в некоторой степени подпортила отношения между Францией и Германией. Будучи фактическим лидером Европы, Меркель привыкла добиваться своего. Однако когда она встретится с Олландом, ей, возможно, придется ограничиться тем, чтобы сочувственно его выслушать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.