Турция бросила вызов сверхдержаве и ее воинственному президенту. Вместе с тем следует помнить, что в регионе Турция пользуется немалым влиянием и не боится демонстрировать это.

Человек, не знакомый со сложной реальностью долгой и изнурительной войны за будущее Сирии, может подумать, что президент Турции сошел с ума. На первый взгляд может показаться, что Реджеп Тайип Эрдоган, сидя в своем огромном новом дворце в Анкаре, приказал сбить российский военный самолет, случайно залетевший в воздушное пространство Турции в районе сирийской границы, в приступе османской мегаломании.


Ведь ни один другой лидер мировой державы не демонстрирует принцип «не связывайся со мной» нагляднее, чем президент России Владимир Путин. Чечня, Грузия и Украина могут подтвердить, что если не хочешь признавать главенство Путина, рискуешь уплатить непомерно высокую цену.

Почему же тогда Эрдоган решился разозлить Россию до такой степени, что президент Путин назвал инцидент со сбитым самолетом «ударом ножом в спину» и пригрозил жестким ответом? Если ответить коротко, то в данном конкретном случае Турция — региональная сверхдержава, а Россия — наглый провокатор.

Российское высокомерие

С точки зрения Эрдогана и его окружения, Россия с высокомерием сверхдержавы позволяет себе вмешиваться в происходящее на заднем дворе Турции и систематически срывать турецкие усилия по перелому войны против режима Башара Асада. Турция неоднократно предупреждала Путина, что он нарушает ее суверенитет, и что его стремление вернуть Асаду утраченные территории препятствует ее усилиям по созданию буферной зоны для мятежников в северных районах Сирии.

Предупреждения Турции подкреплены военной мощью, которой не следует пренебрегать. Легко забыть, что турецкие ВВС располагают более чем 200 качественными самолетами американского производства, сильным военно-морским флотом и сухопутными войсками, на долю которых приходится треть от общей численности войск НАТО.

Россия же в Сирии располагает менее чем 50-ю боевыми самолетами и одной уязвимой базой флота. Турция при этом в состоянии перекрыть для российских кораблей морские проливы и сорвать переброску подкреплений на Ближний Восток.

Поэтому неудивительно, что реакция России на ярко освещавшийся в прессе инцидент со сбитым самолетом была дипломатичной и относительно умеренной, несмотря на воинственную риторику. История отношений двух стран богата конфликтами, в основном за контроль над Черным морем и его ресурсами. Похоже, гражданская война в Сирии, со всеми ее аспектами, тоже стала частью этого противостояния.

Что же до почти инстинктивной реакции израильского общественного мнения, обрадовавшегося, что ненавистный Эрдоган навлек на себя гнев всемогущего Путина, то следует помнить два момента. Во-первых, Россия воюет в интересах Ирана и его сателлитов в лице «Хезболлы» и Сирии. Иранская ось все еще представляет собой главную угрозу безопасности Израиля. Во-вторых, если кто-то надеется, что российская армия выставит на посмешище турецкие войска, то ему следует понять, что от этого раунда конфликта Путина с Эрдоганом пострадает, в первую очередь, сирийский народ. Кровавая гражданская война в этой стране давно превратилась из местного конфликта в часть игры сверхдержав.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.