Об этом, конечно, давно забыли, но стоит немного напрячься — и вы вспомните. 22 июня 2012 года разведчик и учебно-тренировочный самолет F-4, принадлежащий Турции, был сбит со стороны Сирии. Самолет был безоружен, система идентификации — включена. Его целью в воздухе было тестирование новой радиолокационной системы. Удар был нанесен без предупреждения. После нескольких дней поисково-спасательных работ турецкий самолет был найден в Средиземном море, на глубине 260 метров, вместе с телами погибших пилотов — лейтенанта Хасана Хусейина Аксоя (Hasan Hüseyin Aksoy) и капитана Гёкхана Эртана (Gökhan Ertan).

Когда пытались выяснить причины падения самолета, в том числе высказывали предположения, что это произошло по вине России. Сообщалось, что самолет был сбит ракетой, выпущенной с российской базы в Сирии. Российские официальные лица опровергли эти сведения и заявили, что не сбивали турецкий самолет.

После этого глубоко огорчившего Турцию инцидента Анкара изменила правила применения силы в отношении Сирии. Каждый военный элемент, приближавшийся к границе со стороны Сирии, стали рассматривать в качестве угрозы и военной цели.

3 октября 2012 года пятеро граждан Турции погибли из-за артснаряда, выпущенного со стороны Сирии и упавшего в Акчакале (Шанлыурфа). Турция тут же ответила и обстреляла выявленные военные зоны. Предполагается, что в результате этой атаки погибли 34 сирийских солдата.

С тех пор Турция неизменно использовала новые правила применения силы. В 2013 году Турция сбила нарушивший границу сирийский вертолет. 23 марта 2014 года был сбит сирийский военный самолет. 16 мая 2015 года турецкая военная авиация уничтожила сирийский беспилотник, нарушивший границу в Хатае. А в середине прошлого месяца, 16 октября, Генеральный штаб Турции заявил о нанесении удара по беспилотнику, который зашел в турецкое воздушное пространство.

Таким образом, после гибели F-4 и двух пилотов, то есть с 2012 года, Турция серьезно и бескомпромиссно использует новые правила применения силы, которые можно обобщить следующим образом: «нанесение удара без предупреждения».

Более того, согласно заявлению Генштаба, до того, как самолет, нарушивший наше воздушное пространство, был сбит, его несколько раз предупредили об опасности — и это при том, что у Турции нет таких обязательств. Вопреки предупреждениям самолет не покинул воздушное пространство Турции.

Те, кто считает, что Турция не должна была сбивать самолет, приводят два аргумента. В этой связи отмечается, что Турция могла дать такой же ответ, как, например, в Эгейском море: «если он вторгается в твое воздушное пространство, вы вторгаетесь в его».

Убеждена, что такие действия способны нанести урон национальной чести Турции. В 2012 году, когда в сирийском воздушном пространстве был сбит наш самолет, а два наших пилота погибли, Турция дала слово «без предупреждения наносить удар», кто бы ни нарушил наше воздушное пространство. Если бы Турция поступила иначе, это навредило бы ей куда серьезнее, чем многие полагают. Это правило распространяется не только на отдельных людей, но и на государства и нации: дал слово — держи, в противном случае тебя не будут воспринимать всерьез.

Те, кто находит эту суровую позицию Турции ошибочной, выражают еще одно беспокойство: Россия — сильное и большое государство, она может отомстить за сбитый самолет, а значит, нас ждет война.

Да, нельзя сказать, что вероятность войны или возмездия полностью отсутствует. Но если Россия — большое и прочно укоренившееся государство, то и Турция — большое и не менее прочно укоренившееся государство. Тем более, что есть вопросы, которые должны заботить Россию больше войны: что она делала в Сирии, за тысячи километров от Москвы, и почему бомбила туркменов?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.