Результаты состоявшихся в прошлые выходные президентских выборов в Аргентине наносят еще один удар по основным направлениям бразильской внешней политики, на которые страна делала ставку в течение последних 12 лет.

Учитывая исторические и биографические особенности каждой из популистских доктрин и их главных персонажей, можно сказать, что киршнеризм был аргентинским двоюродным братом бразильского лулопетизма. Также, в отношении мировоззрения и глобальной роли стран Южного конуса, оба движения проводили весьма сходный политический курс в экономике, промышленности, коммерции и дипломатии.

Как Буэнос-Айрес, так и Бразилиа даже не приблизились к макроэкономике, основанной на финансовой ответственности.

Обе страны сохраняли высокие барьеры на внутреннем рынке, отдавая предпочтение священному «местному производству» за счет государственных финансов и средств, поступавших из кармана потребителя. Никакого продвижения в установлении торговых связей с наиболее динамичными рынками мира не наблюдалось.


Аргентина и Бразилия довольно безответственно резвились в эпоху сырьевого бума. Между тем, мало что было сделано для развития конкурентоспособности технологической отрасли, на которую можно было употребить дополнительные поступления от продажи сырья. Дабы узаконить собственный антиамериканизм и пристрастия, характерные для стран третьего мира, Аргентина и Бразилия объединились под знаменем предполагаемой латиноамериканской солидарности и «модернизированной» версии дипломатии юг-юг.

А потому остается только признать, что в последние годы Аргентину и Бразилию преследовали три старых призрака в их современном обличье. Национальный девелопментализм, замещение импорта и «независимая» внешняя политика.

И все это в мире, где мегатрендами сегодня выступают распространение многосторонних торговых соглашений, глобальные производственные сети и сосредоточенность экономической дипломатии на вопросе «взаимозависимости».

Отклонение от курса

На протяжении предвыборной кампании, которая привела его в Casa Rosada, и уже в первых заявлениях, сделанных после триумфа, Маурисио Макри говорил о значительном отклонении его страны от привычного курса.

Среди приоритетных задач Макри упоминаются в частности такие вопросы, как разоблачение «демократического» статуса Венесуэлы в рамках МЕРКОСУР. Этот шаг еще больше изолирует выступления и действия Бразилии, которая демонстрирует необычайную моральную эластичность, всегда готовая в случае необходимости примирить всех с замыслами лидеров чавизма.

Также планируется нормализация отношений Буэнос-Айреса с международным финансовым сообществом и с Вашингтоном, что, в свою очередь, потенциально может уменьшить проекцию бразильских интересов не только на Аргентину, но и на всю Южную Америку.

Кроме того, все, что заявлял Макри о растущем — и впечатляющем — влиянии Китая в Аргентине, касается «прагматизации» обменов с Пекином. «Стоимость» Аргентины в качестве партнера — с точки зрения китайцев — только увеличится, если Буэнос-Айрес также найдет пути для удовлетворения своих потребностей наряду с западными державами, в частности с США.

Макри предлагает не только оживить участие Аргентины в переговорах между МЕРКОСУР и Европейским союзом, но и начать переговоры по установлению торговых связей с Тихоокеанским альянсом (союзом, в состав которого входят экономики Мексики, Колумбии, Перу и Чили). В этих вопросах, дипломатия Лулы и Дилмы оказывается обманутой дважды.

С одной стороны, она теряет аргентинское «алиби» как предлог для объяснений причин, по которым вот уже 15 лет переговоры с ЕС находятся в тупике. Самой Бразилии придется поспешить, чтобы успеть сделать собственное домашнее задание по либерализации, выполнение которого она все время откладывала, зная о неприятии Буэнос-Айресом международных торговых соглашений.

С другой стороны, если Аргентина отправится в одинокий полет на сближение с Тихоокеанским блоком, Бразилия будет вынуждена умолкнуть со своей риторикой в защиту МЕРКОСУР. Сколько раз мы уже слышали, как Бразилия аргументировала свой отказ в индивидуальном порядке заключать сделки с другими странами или блоками тем, что она якобы чувствовала себя обязанной отдавать предпочтение переговорам, проходящим с платформы МЕРКОСУР?

Кроме того, новая дипломатия дворца Сан-Мартин при администрации Макри, по всей вероятности, не станет употреблять дипломатический капитал на такие ассоциации, как УНАСУР, что также ослабляет «многосторонность латиноамериканских отношений», за которую с таким идеологическим энтузиазмом ратует Бразилия.

Препятствия


Для того, чтобы Макри удалось осуществить эту коренную переориентацию национальных стратегий, ему потребуется преодолеть, по крайней мере, два весьма серьезных препятствия.

© REUTERS, Ivan Alvarado
Маурисио Макри с женой и дочерью после победы на президентских выборах


Макри придется разрешить проблему аргентинского долга с так называемыми «фондами-стервятниками». Счастливое завершение этой истории помогло бы вывести страну из нынешнего застоя. И, по крайней мере, у Аргентины осталась бы относительно небольшая внешняя задолженность и удовлетворительный профиль созревающей экономики — не считая того, что возвращение страны на мировые кредитные рынки оросили бы экономическую почву.

Еще одним препятствием является чреватая трудностями реализация государственной политики модернизации и институциональное обновление в обществе, где по крайней мере на протяжении века царят популизм, некачественное экономическое управление и малоэффективные элиты.

Каким бы сложным ни казался путь вперед, Аргентина Макри отклоняется от общей картины мира, разделяемой режимами Киршнер и Лулы-Дилмы.

И потому конец «компаньонства» Аргентины для дипломатии лулопетизма — плохая новость. Однако в нем может заключаться и скрытое благо.


В 1980-х годах Аргентина и Бразилия последовали друг за другом в трагической цепочке событий. Экономические кризисы в одной стали предвестием подобных явлений в другой.

Сегодня возникновение Аргентины в более тесной связи с остальным миром станет замечательным событием для страны Макри. И если уже наблюдавшийся нами эффект повторится, это в равной мере станет замечательным событием и для Бразилии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.