В случае вторжения в португальское воздушное пространство генералы могут отдать приказ сбить военный самолет, однако если речь идет о летательном аппарате гражданской авиации, это в праве сделать только премьер-министр. Как и все правила, те, что касаются применения силы, имеют свои исключения. В минувший вторник Турция сбила российский бомбардировщик и считает, что следовала установленным правилам.

Если военный самолет нарушил португальское воздушное пространство, как это произошло с российским бомбардировщиком во вторник в Турции, отправленные на перехват пилоты должны придерживаться целого ряда правил по применению силы, и только в самом крайнем случае может быть отдан приказ о нейтрализации угрозы, исходящий от премьер-министра. Но рассмотрим все по порядку.

Как и турки, Португалия в соответствии со взятыми на себя обязательствами члена Организации Североатлантического договора имеет в постоянной боевой готовности, то есть 24 часа в сутки, семь дней в неделю (включая Рождество и Новый Год), несколько истребителей F 16, а также команду пилотов и механиков, которые готовы в любой момент запустить перехватчиков навстречу любому вызвавшему подозрение самолету, оказавшемуся в португальском воздушном пространстве или к нему направляющемуся.

Гражданский или военный?

Даже если речь идет всего лишь о гражданском самолете, у которого возникли технические неполадки, а подобное за год случается пять или шесть раз, команда перехвата направляется к нему лишь после того, как между военными авиадиспетчерами и воздушным судном прерывается связь.

В этом случае пилоты должны оказаться в воздухе менее чем через 15 минут после сигнала тревоги на Авиабазе N 5 в Монте-Реал (округа Лейрия). Каждый из них должен на зубок знать правила, применение которых начнется после перехвата и опознания подозреваемого самолета.

В каждом конкретном случае пилот должен уметь реагировать в соответствии с условиями, в которых находится. Есть ряд маневров, согласованных на международном уровне, с помощью которых один пилот может давать указания другому. Переводя самолет в позицию над или слева от перехваченного воздушного судна, пилот F-16 просит следовать за ним.

Даже в случае военного самолета, только преднамеренное враждебное отношение является поводом к соответствующим действиям. И здесь даже не требуется открывать огонь. Одного «светового сигнала» наведения прицельной РЛС (оборудования, предназначенного для обнаружения и поражения целей), направленного на F-16 португальских ВВС, системы которого его немедленно распознают, достаточно для демонстрации намерений открыть огонь, которые расцениваются как враждебные.

«Подобные ситуации порой разворачиваются чрезвычайно быстро», — рассказывает Expresso один из военных экспертов, и оказывается невозможно выполнить все шаги. Если есть время на то, чтобы сообщить о самолете в центр командования и контроля ВВС, португальские правила применения военной силы, аналогичные натовским, предполагают два основных сценария.

В случае, если воздушное пространство нарушил военный самолет, а страна находится в состоянии войны, ответственность за решение сбить самолет несет начальник штаба ВВС и, в конечном счете, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил. Если эти два высших военачальника сочтут необходимым (хотя эта мера не обязательна), то они могут вызвать министра обороны и премьер-министра. За этими политическими деятелями закреплено право принимать окончательное решение, если не объявлено военное положение.

Что касается гражданской авиации, то здесь решение всегда принимается министром обороны и главой правительства, поскольку военного решения оказывается не достаточно. До 11 сентября 2001 года казалось немыслимым привлекать военный самолет к поражению гражданского авиалайнера. Но мир изменился…

Смотри-ка — птичка

В минувший вторник впервые со времен окончания холодной войны, российский бомбардировщик Су-24, участвовавший в боевой миссии против «Исламского государства», был сбит двумя F-16 ВВС Турции, предположительно по причине нарушения турецкого воздушного пространства. Российский самолет упал на сирийской территории, а два российских летчика катапультировались и были замечены спускающимися на парашютах. Москва гарантирует, что вторжения в воздушное пространство Турции не было, тогда как Анкара утверждает, что российские пилоты не отреагировали на десять предупреждений, сделанных в течение пяти минут, что явилось сигналом для действий в соответствии с уставом.

В интервью турецкому телевидению 5 октября, после того как очередной российский бомбардировщик был обнаружен вблизи туркецко-сирийской границы, премьер-министр Ахмет Давутоглу заверил, что Анкара намерена действовать в соответствии с правилами применения силы в отношении тех, кто нарушит турецкое воздушное пространство. «Даже птица будет перехвачена», — сказал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.