На фоне продолжающейся ссоры между двумя странами в связи с гибелью российского бомбардировщика Су-24 Россия заявила о введении санкций, ограничивающих импорт из Турции, и о приостановлении реализации крупных инвестиционных проектов.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что в рамках широких экономических мер против Турции может быть предусмотрена приостановка реализации программ экономического сотрудничества, ограничения по финансовым операциям и внешнеторговым сделкам, а также изменения по таможенным пошлинам. Звучали призывы запретить импорт всех турецких товаров, а в Краснодаре за нарушение миграционного законодательства было задержано несколько десятков турецких рабочих.

Комитет по туризму РФ уже прекратил продажу туров в Турцию, в результате чего по его оценкам турецкая экономика недополучит 10 миллиардов долларов. По заявлению властей, Россия также приостанавливает военное сотрудничество с Турцией, в том числе взаимодействие по «горячей линии», по которой осуществляется обмен информацией в ходе нанесении Россией авиаударов в Сирии.


Путин обвинил Турцию в сознательных попытках загнать отношения между Москвой и Анкарой в тупик, добавив, что Москва по-прежнему ждет извинений и возмещения ущерба. Ранее он назвал действия Турции «ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов» и пообещал, что они будут иметь «серьезные последствия».

На протяжении двух дней российские власти выражали свое негодование в связи с инцидентом и требовали извинений, а посол России в Анкаре был вызван для дачи объяснений по поводу того, что турецкое посольство в Москве забросали яйцами и камнями.

Если Москва рассчитывала, что Анкара будет унижаться и рассыпаться в любезностях, то извиняться никто не собирался. Президент Турции Реджеп Тайип Эродоган заявил в интервью CNN, что извиняться должна не Турция, а Россия, а во время выступления на заседании глав сельских администраций в Анкаре он отмахнулся от заявлений России о возможном замораживании совместных проектов, назвав их «эмоциональными» и «не подходящими для политиков».

В ответ на обвинения России в том, что Турция покупает нефть и газ у «Исламского государства» в Сирии, Эрдоган заявил: «Стыдитесь. Известно, где Турция закупает нефть и газ…. Те, кто заявляет, что мы покупаем нефть у ИГИЛ, должны свои обвинения доказать. Никто не имеет права клеветать на нашу страну».

Россия настойчиво заявляет, что ее самолет не выходил за пределы воздушного пространства Сирии, а Турция утверждает, что он заходил в ее воздушное пространство и находился там 17 секунд. По словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, даже если это и так, уничтожение самолета было чрезмерной реакцией, и все это похоже на спланированную провокацию.

Пилот Су-24 и морской пехотинец, участвовавший в поисково-спасательной операции, погибли. Оставшийся в живых штурман самолета заявил журналистам российского телевидения, что никаких предупреждений пред тем, как самолет был сбит, он не получал — ни по радиообмену, ни визуально. Турецкие власти обнародовали аудиозапись, содержащую, по их утверждению, предупреждения, которые были сделаны экипажу самолета по радиосвязи.

Российско-турецкий конфликт осложняет миссию Франсуа Олланда, прилетевшего во вторник в Москву для переговоров с Путиным в рамках дипломатического марафона, целью которого является создание широкой коалиции по нанесению авиаударов по позициям ИГИЛ. «Я нахожусь сегодня здесь, в Москве, чтобы мы вместе смогли продумать, как можно взаимодействовать, координировать наши действия для борьбы с этим общим врагом и найти политическое решение по Сирии», — заявил Олланд, выступив с комментариями перед тележурналистами перед началом двухсторонних переговоров президентов.

Путин выразил свои соболезнования в связи с терактами, произошедшими в этом месяце в Париже: «Наши позиции совпадают. Россия давно сталкивается с тяжелыми террористическими актами и давно несет серьезные потери. Поэтому мы понимаем ваши чувства и чувства французов».

Россия поддержала предложение Олланда закрыть сирийско-турецкую границу, считающуюся основным участком, по которому в Сирию проникают боевики из-за рубежа, стремящиеся вступить в ряды ИГИЛ. «Думаю, что это верное предложение. Надеюсь, что завтра президент Олланд поподробнее нам об этом расскажет, мы были бы готовы всерьез рассмотреть необходимые для этого меры», — заявил Лавров в среду.

Но с самого начала конфликта главным камнем преткновения между Россией и Западом является вопрос, станет ли сирийский президент Башар Асад помехой в урегулировании сирийского кризиса или же одним из участников этого процесса.

Уже почти два месяца Москва наносит авиаудары в Сирии, целью которых, по мнению западных стран, является не столько борьба с ИГИЛ, сколько поддержка режима Асада. Как сказал Путин, лучший способ победить ИГИЛ — это поддержать «законное правительство» Асада и не допустить уничтожения государственных институтов, как это было в Ираке и Ливии.

Олланд надеется убедить Путина в том, что будущее Сирии необходимо создавать без Асада, хотя за последние несколько недель он стал более сговорчивым и уже не так категорично относится к идее короткого переходного периода, во время которого Асад мог бы номинально оставаться на посту президента. Однако, несмотря на дружественный тон заявлений, ни она из сторон не рассчитывает на то, что на переговорах в четверг удастся достичь каких-то особых результатов.

Во вторник Олланд встречался в Вашингтоне с Бараком Обамой, а до этого в четверг он беседовал в Париже с премьер-министром Италии Маттео Ренци. В понедельник у него состоялась беседа с Дэвидом Кэмероном, а в среду — с Ангелой Меркель.

В Британии на следующей неделе должно состояться парламентское голосование по вопросу расширения зоны авиаударов с переносом их из Ирака на территорию Сирии. В понедельник Кэмерон предложил Олланду использовать британскую военно-воздушную базу на Кипре для нанесения авиаударов по позициям ИГИЛ.

По заявлению эксперта по вопросам обороны Германии Хеннинга Отте (Henning Otte), для поддержки военных операций против ИГИЛ в Сирии туда будут направлены самолеты-разведчики «Торнадо». Он заявил, что Германия будет активнее участвовать в операциях — после того, как накануне Ангела Меркель уверила Олланда, что намерена незамедлительно определить, что может предложить Германия для оказания более существенной поддержки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.