В Испании активно обсуждают возможность оказания материально-технической помощи французским войскам. Существует вероятность того, что мы можем вскоре оказаться в кризисной ситуации с непредсказуемыми последствиями. Американский мир ослаб и уже не может быть защитным зонтиком Европейского Союза.

Как сейчас не вспомнить Маргарит Тетчер — первую женщину, ставшую премьер-министром европейского государства — накануне 25 — летней годовщины ее ухода с политической арены. Среди наиболее ярких идей британского премьер-министра, которые и сегодня актуальны, — свести к минимуму влияние Советского Союза. По иронии судьбы, Владимир Путин в настоящее время является родоначальником стратегического плана возрождения влияния в мире России, как правопреемницы СССР.


В настоящее время Россия использует борьбу с Исламским государством, как инструмент для восстановления статус-кво в международных отношениях.

Кто сейчас на Западе является бенефициаром нынешней ситуации? Разумеется Франсуа Олланд.

Кризис беженцев отодвинул на задний план Ангелу Меркель, и поставил под сомнение ее лидерство в Европе.

После 10 лет пребывания на посту канцлера Германии, Меркель оказалась в сложной политической ситуации. С одной стороны, все больше избирателей недовольны ее миграционной политикой. С другой — действия канцлера подвергают жесткой критике внутри собственной партии.

Нынешняя ситуация очень напоминает эру тетчеризма.

Немцы с большой любовью вспоминают недавно умершего пятого федерального канцлера ФРГ Гельмута Шмидта, который находился у власти в эпоху Маргарет Тетчер.

Генри Киссинджер на похоронах Шмидта сказал, что Гельмут, как выдающийся немецкий государственный деятель, считал, что политика заключается в прагматических действиях ради достижения моральных ценностей.

Оценивая деятельность Меркель, можно сказать, что она больше внимания уделяет моральным ценностям, забывая при этом о прагматизме.

Неоспоримым лидером здесь является Тэтчер.

Шмидт, несмотря на критику внутри Социал-демократической партии, выступал ярым сторонником развертывания ракет средней дальности НАТО в Федеративной Республике Германии.

Премьер-министр Испании Мариано Рахой восхищается Меркель. Интересно наблюдать за тем, как ведет себя Дэвид Кэмерон в нынешней ситуации, который в конечном итоге является преемником Тэтчер. Недавнее его заявление о намерении провести референдум по выходу Великобритании из ЕС произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Не производит приятного впечатления и поведение американского президента Барака Обамы, который много говорит о моральных ценностях, и при этом считается самым плохим главнокомандующим в истории США.

Олланд в ходе своего визита в Москву договорился с Путиным о создании широкой коалиции для борьбы с исламским терроризмом.

Французский президент превратился в лидера Запада, после того как две недели заявил, что нападения в Париже — это акт войны и приказал французской авиации начать бомбежки Ракки — столицы исламского государства.

На этой неделе французский президент встретился с Кэмероном, Меркель и Обамой. Все они в один голос заявили о своей поддержке французам. Затем Олланд встретился с Путиным. В этом заключается еще один парадокс. В 2003 году президент Франции Жак Ширак встретился с Путиным и договорился совместно противодействовать вторжению в Ирак американской коалиции.

В международных отношениях, как и в повседневной жизни, следует знать, что является срочным, а что является важным. Олланд довольно жестко отреагировал на варварства во французской столице, и никто не может его обвинить в бездействии.

Точно такой же была реакция Джорджа Буша на террористические акты 11 сентября 2001 года.

Жесткая позиция французского президента позволила ему избежать критики со стороны Марин Ле Пен и Национального фронта накануне региональных выборов, назначенных на 6 декабря.

Сейчас всех интересует один вопрос, что пообещал Олланд Путину за поддержку Франции в борьбе с ИГ?

Следует отметить, что реакция Путина на авиакатастрофу А321 в Египте, где погибли 228 россиян, была достаточно жесткой. Российский президент приказал нанести ракетные и авиационные удары по столице исламистов Ракке, что позже повторил Олланд, а также по позициям сирийский повстанцев, обученных и вооруженных США. Сирийская оппозиция ведет многолетнюю войну против режима Башара Асада, кровавого сатрапа Москвы на Ближнем Востоке.

Еще задолго до того, как Олланд стал главным борцом с исламским терроризмом, Соединенные Штаты совместно с Великобританией возглавили международную коалицию, которая с одной стороны борется с террористами, а с другой стороны добивается ухода с политической арены Асада.

По своей сути эти цели противоречивы и химерны.

Решение вопроса противостояния суннитов и шиитов находится в руках таких региональных держав, как Саудовская Аравия, Египет, Иран и Турция. Запад заинтересован больше в сдерживании агрессивности тоталитарного режима Путина, чем в борьбе с терроризмом.

Владимир Путин в отличие от лидеров демократических стран прекрасно усвоил правило прусского военного теоретика генерала Карла фон Клаузевица о том, что война есть продолжение политики другими средствами.

Обама, Кэмерон, Меркель и другие мировые лидеры придерживаются другого правила — каким образом можно выбраться из этого дьявольского лабиринта, в котором мы все оказались. Сейчас настал час, когда демократии приходится платить за права и свободу человека.

В демократическом обществе любые шаги национального лидера по «закручиванию гаек» наталкиваются на сопротивление определенных слоев населения и находятся под пристальным вниманием СМИ.

В настоящее время в Европе преобладает общественное мнение: «Нет войне!». В то время как в российском обществе, по мере того как Путин все больше и больше «играет мускулами», растет его популярность.

Премьер- министр Испании Рахой хотел бы разделаться с Халифатом, но он не может оказать решительной поддержки Олланду накануне всеобщих выборов. Единственное, что в его силах — заменить французский экспедиционный корпус в Африке испанскими военнослужащими, в частности, 2,5 тысячи легионеров в Мали. Однако это довольно рискованная затея. Французы вот уж два года находятся в этой африканской стране, но пока там не видно положительных подвижек.

В настоящее время Рахоя и других лидеров Североатлантического альянса должны больше беспокоить действия президента США, который неустанно повторяет Олланду, что Франция является старейшим союзником США.

В то же самое время Обама не хочет ввязываться в новую военную авантюру. После войны в Афганистане и Ираке, когда еще достаточно свежи в памяти военные действия во Вьетнаме для того, чтобы США послали воевать наземный войска, должен случиться новый Перл-Харбор.

В речах нынешних кандидатов на пост президента США преобладают нотки изоляционизма. Все больше американцев считают, что Европа со своей Шенгенской зоной должна навести порядок своими силами в своем доме. После событий 11 сентября США сумели достаточно успешно покончить с терроризмом на своей территории. Простым американцам непонятно ради чего французы, бельгийцы, британцы открыли свои границы для мигрантов, которые сейчас их убивают.

Мир по-американски

Позиция США, которые на правах старшего товарища взяли под свою защиту своих европейским партнеров, привела к тому, что они сократили свои военные расходы и отказываются интегрировать свои вооруженные силы в систему общей обороны.

Кроме того практика заключения двусторонних соглашений, предпринятая Олландом равносильна национализации оборонной политики.

Такого рода действия лишь способствуют укреплению военной мощи Москвы.

Пора понять, что любое соглашение с Кремлем — уступка Путину. Российский лидер прекрасно это понимает. В любой момент он может потребовать снять экономические санкции Евросоюза, наложенные на Москву после присоединения Крыма и событий на Донбассе.

Условия отмены санкций оговорены Минскими соглашениями, которые так активно продвигала Меркель в начале этого года.

Также не следует забывать, что Франция является активным торговым партнером России не только в гражданской, но и военной сфере. Евросоюз выступил против продажи двух вертолетоносцев типа «Мистраль» России, после того как Москва аннексировала Крым.

Исламское государство — террористическая организация, запрещенная на территории России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.