Мы находимся в Париже вместе с президентом Эрдоганом, а также его делегацией и следим за ходом конференции ООН по изменению климата. Больше всего нас, журналистов, волнует не климат, а совсем другой вопрос: состоится ли встреча Эрдогана и Путина, которую ждали с таким нетерпением… Спешу напомнить, что этим утром у Эрдогана встреча с президентом Обамой, и предлагаю взглянуть на то, как прошла неделя кризиса.

Продолжают сыпаться отклики на инцидент с российским военным самолетом, который Турция сбила, поскольку он нарушил наше воздушное пространство и проигнорировал предупреждения. А что с точки зрения двух стран произошло за последнюю неделю, с начала кризиса между ними?

Международная поддержка. Вскоре после того, как самолет был сбит, первая четкая реакция последовала от Обамы. Нетрудно было догадаться, что он доволен подпорченной репутацией Путина, который в своей фанфаронской манере продолжает работу по созданию новых союзов в попытке сломать гегемонию США в регионе. Обама отметил, что Турция имеет право защищать свои границы. Более того, он раскритиковал то, что Россия берет на прицел не ИГИЛ, а умеренную оппозицию в Сирии, которую поддерживают такие страны, как США и Турция.

Раз уж высказался «босс», заявления в пользу правоты Турции последовали и от НАТО. Страны ЕС стали говорить, что необходимо снизить градус напряженности. А то, что через день после того, как Путин заявил: «Турция покупает нефть у ИГИЛ», министерство финансов США ввело санкции и включило в черный список банк «Русский финансовый альянс» и двух российских бизнесменов, стало голом, забитым на 90-й минуте. При взгляде на картину в целом можно сказать, что почти все сильные страны мира прямо или косвенно выразили одобрение и поддержку Турции.

Управление кризисом. Турции удалось безупречно управлять кризисом, это буквально беспрецедентный случай. В первые же часы после самолетного инцидента Турция опубликовала данные трекера радара и доказала факт нарушения границы. Несколько позже, на заседании НАТО, Турция развеяла оставшиеся сомнения, предъявив аудиозапись с нашими предупреждениями российскому самолету, а затем поделилась этой информацией с прессой, уведомив таким образом общественное мнение.

Россия же сначала настаивала на том, что не нарушала границы, но ей пришлось взять свои слова обратно. Ведь даже на опубликованной самой РФ карте с траекторией полета можно было видеть нарушение границы (так в статье — прим.пер.). Далее последовали такие громкие заявления, как «нас ударили в спину» или «Эрдоган не звонил», хотя в дальнейшем этот факт был опровергнут. А если учесть, что, согласно недавно проведенному опросу, 63% респондентов не поддержали Путина (сказав «нет» при ответе на вопрос радио «Эхо Москвы» «нужно ли наказывать Турцию?» — прим.пер.), можно сказать, что России непросто управлять кризисом и внутри страны, и за ее пределами.

Престиж. Если не брать в расчет некоторые медиаорганы, чья враждебность к Эрдогану зачастую переходит во враждебность к своей стране и, следовательно, приверженность России, мы можем сказать, что в масштабах нашей страны события последних дней обеспечили Эрдогану поддержку, а этот выход и прямая осанка взлелеяли чувство национальной гордости у всех слоев населения. Немаловажный вклад в это внесло и знание того, что туркмены не были брошены на произвол судьбы.

Кроме того, и в избавившихся от российского гнета странах Восточной Европы и Средней Азии, и в арабском мире, который внимательно следит за сирийским кризисом, Турция завоевывает большую благосклонность. Видео, сделанное украинцами о ВВС Турции, на мой взгляд, — самый удивительный и наглядный пример. Другой важный момент состоит в том, что арабы вошли в первую тройку мирового рейтинга кампаний, развернутых в соцсетях для продвижения турецких товаров.

С другой стороны, неоспоримую до настоящего времени политику Путина стали критиковать и внутри страны, харизма его не спасла. На фоне санкций, которые Россия, понесшая тяжелые экономические потери из-за украинского кризиса, намерена применять против Турции, эта критика станет еще более резкой. Даже русские националисты сейчас задаются вопросом: «Украина, Грузия, Крым — понятно, но почему мы так боремся в Сирии, где получаем удары?»

Матч продолжается. Пусть победит сильнейший.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.