«Обученные военные, граждане с собственным мнением, отцы семейств». Так заявляют о себе члены объединения «Чехословацкие солдаты запаса» (Českoslovenští vojáci v záloze). Как указано на сайте этой организации, в настоящий момент количество ее членов составляет более 6 тысяч человек. Большая часть — бывшие военнослужащие, прошедшие срочную или контрактную службу в вооруженных силах бывшей Чехословакии и ее преемниц — Чешской и Словацкой республик. Согласно обращению «Чехословацких солдат», они уверены, что НАТО, членом которого являются их страны, намерено втянуть чехов и словаков в «братоубийственную войну» с Россией. «Враги — не русские солдаты, а наши политики», — говорится в обращении. Самих себя «Чехословацкие солдаты запаса» характеризуют как «патриотов, а не националистов и не экстремистов». Подобных групп в странах Центральной и Восточной Европы в последнее время становится все больше. Что — или кто — за ними стоит и почему они возникают?

— Цели? Различные. Пока что прежде всего — выразить несогласие нашей группы и тех, кто ее поддерживает, с нынешним мировым порядком и выразить свое нежелание участвовать в бессмысленных братоубийственных конфликтах, — говорит в рекламном ролике «Чехословацких солдат запаса» лидер объединения, бывший военный врач, подполковник в отставке Марек Обртел.

Внешнеполитические симпатии многих «солдат запаса» однозначны. Например, в том же рекламном ролике униформа без знаков различия (пользоваться официальной армейской формой члены подобных формирований не имеют права) одного из членов организации украшена оранжево-черной «георгиевской ленточкой», используемой, в частности, сепаратистами Донбасса и их сторонниками в России:

Марек Обртел, участвовавший в международных военных миссиях в Афганистане, Боснии и Косове, получил известность после того, как в конце прошлого года направил министру обороны Чехии Мартину Стропницкому письмо, в котором отказывался от полученных им за время воинской службы наград. Причина? «Я глубоко стыжусь того, что служил преступной организации, которой является НАТО во главе с США, и ее интересам во всем мире». Обртел, как и его соратники, уверен, что Североатлантический союз стремится «развязать глобальный конфликт с Россией на территории Европы». Этому посвящена значительная часть «Меморандума», в котором «Чехословацкие солдаты запаса» формулируют свои взгляды на нынешнюю международную ситуацию: «Мы выступаем против борьбы в рядах НАТО с Российской Федерацией и другими славянскими народами, а также хотим дать твердый отпор дальнейшей ликвидации демократии, свободы и независимости». Такую «ликвидацию» члены группы видят в «приватизации законодательной и политизации исполнительной власти». Иными словами, «Чехословацкие солдаты запаса» недовольны как внешней, так и внутренней политикой своих стран.

В то же время, как на условиях анонимности (со СМИ члены объединения общаются неохотно) сообщил Радио Свобода один из участников группы — назовем его Михал, «солдаты запаса» не считают себя политической организацией, а лишь «группой сознательных граждан». По его словам, ее члены выступают против «агрессивной политики НАТО», которая «развязывает войны», в том числе и на Украине — там, по мнению Михала, Россия «была вынуждена защищаться». Собеседник Радио Свобода утверждает, что «солдаты запаса» занимаются в основном спортивными тренировками и походами, а с иностранными, в том числе российскими представителями контактов не поддерживают — «во всяком случае, я об этом ничего не знаю», уверяет Михал.

17 ноября, в годовщину «бархатной революции» 1989 года, в Праге группа «солдат запаса» приняла участие в митинге в поддержку президента Чехии Милоша Земана, известного своей пророссийской позицией. Однако пресс-секретарь Земана Иржи Овчачек на вопрос чешских журналистов о том, как президент относится к деятельности «Чехословацких солдат запаса», ответил сдержанно: мол, Милош Земан не против публичного выражения ими своих взглядов, но сам глава государства поддерживает членство Чешской Республики в НАТО и ЕС.

Советник начальника генерального штаба вооруженных сил Чехии Людвик Цимбурек в недавнем интервью агентству ЧТК назвал участников объединения «Чехословацкие солдаты запаса» «потенциальными кандидатами в информаторы иностранных спецслужб», действующих на территории страны. По словам Цимбурека, у него «нет сомнения в том, что этой группе уделяют внимание Информационная служба безопасности (чешская контрразведка. — РС) и военная разведка». Цимбурек обращает внимание на то, что интересующиеся военной подготовкой молодые люди, которых пытаются привлечь к себе «солдаты запаса», могут потом столкнуться с проблемами:

— Если через какое-то время они поймут, что группа подполковника Обртела — не совсем то, о чем они мечтали, и захотят вступить в ряды чешской армии (в Чехии профессиональная армия, формируемая на добровольческой основе. — РС), может случиться так, что необходимое «добро» от служб безопасности при зачислении на военную службу они не получат, — предупреждает советник начальника генштаба вооруженных сил Чехии.

В соседней Словакии военизированная организация «Словацкие новобранцы» (Slovenskí branci) действует уже почти 4 года. В отличие от «Чехословацких солдат запаса», они ориентируются прежде всего на молодых людей, с которыми проводят регулярные тренировки и учения, хоть и без боевого оружия. «Новобранцы» хорошо экипированы, разбиты на несколько региональных подразделений. Они тоже любят патриотическую риторику, однако предпочитают воздерживаться от громких заявлений геополитического характера.

— В Словакии есть проблема — страх перед всем словацким, — говорит в одном из интервью лидер «Словацких новобранцев» Петер Шврчек. — Мне грустно, что после недавней нашей лекции в одной из школ в СМИ начались дебаты вокруг нас, в которых звучали выражения типа «путинская пропаганда», «фашизм» и прочая чепуха. Журналисты ухватились за тот факт, что я демонстрировал школьникам карту стран, где живут славянские народы. И, как писали об этом в СМИ, на этой карте «была даже изображена Россия». Видимо, мы должны были ее отрезать или нарисовать на ее месте море?— говорит Петер Шврчек.

В то же время связей с Россией лидер «Словацких новобранцев» не скрывает. Он сам с несколькими своими товарищами проходил там курс военно-спортивной подготовки. А летом этого года гостем «новобранцев» был Леонид Полежаев — мастер «казачьих единоборств», боевого искусства, с которым он знакомил всех желающих на специально организованном семинаре. «Россия — не запретная страна, — говорит Петер Шврчек. — Если кто-то предлагает бесплатно качественную тренировку и не имеет при этом политических мотивов, не вижу причин для того, чтобы в ней не поучаствовать. Если бы я получил подобное предложение из США, то с радостью бы им воспользовался».

О том, чем вызвано появление военизированных формирований и какие цели они преследуют, Радио Свобода рассказал эксперт Центральноевропейского института политических исследований (CEPI), бывший сотрудник министерства обороны Словакии Ярослав Надь.

— Почему в последнее время в странах Центральной Европы, в том числе в Словакии, становится все больше разного рода полувоенных организаций и добровольческих формирований? Это связано с какими-то социальными процессами?

— Таких факторов несколько. Некоторые из них очевидны. Например, исчезла такая организация, как Svazarm («Союз сотрудничества с армией», существовавший в коммунистической Чехословакии, аналог советского ДОСААФ. — РС), в рамках которой могли, если отстраниться от ее идеологических функций, собираться любители «пострелять-побегать». Есть и факторы более сложные, в их числе — явное нарастание российского влияния в Словакии, как и в Чешской Республике. Некоторые члены полувоенных формирований прошли курсы обучения и тренировки у коллег из аналогичных российских организаций. Поддержка таких групп здесь осуществляется из российских источников. Добавим к этому распространившийся в обществе страх перед внешними угрозами, связанный с нынешним мигрантским кризисом в Европе и дискуссией вокруг него. Плюс пропаганда, которую ведут политические силы, критикующие НАТО и Евросоюз, падает на подготовленную психологическую почву — стремление некоторых людей объединиться в группы единомышленников, как полувоенные, так и просто радикальные, но имеющие те или иные черты воинской организации.

— Вы говорите о финансировании такого рода формирований российской стороной. Есть какие-то конкретные доказательства этого?


— Прямые доказательства могут искать соответствующие государственные службы, но непрямых — хватает. Собственно, такие группы, как «Словацкие новобранцы», и не скрывают того, что их члены ездили на тренировки в Россию, которые длились по несколько недель, что из России к ним приезжают инструкторы, которые проводят такие же тренировки в Словакии. Лидер «Словацких новобранцев» Петер Шврчек в одном из интервью говорил, что в руководстве его организации есть человек, связанный с российским посольством. Что касается именно финансовых потоков, то это, как я уже сказал, вопрос для компетентных служб, но довольно несложно представить себе механизмы такой поддержки — через какие-нибудь фонды или гранты — для групп, объединяющих людей с резко критическими взглядами на НАТО, Евросоюз или США. (На момент публикации этого материала посольство РФ в Словакии не ответило на посланный ему запрос о том, поддерживает ли оно какие-либо связи с организацией «Словацкие новобранцы». — РС).

— Насколько такие взгляды распространены среди словаков, особенно молодых?

— Если судить по имеющимся данным социологических опросов, в Словакии есть очень шумное, но небольшое меньшинство (речь не идет о десятках процентов граждан), которое активно выражает свои взгляды, сводящиеся к радикальной критике США, Европейского союза, НАТО, Израиля. Эти люди ориентированы на конструирование «образа врага». И есть молчаливое большинство, которое не проявляет себя столь активно, но положительно оценивает наше нынешнее членство в европейских и евроатлантических структурах. Опросы говорят, что уровень поддержки участия Словакии в НАТО — примерно 60 процентов, в ЕС — более 70 процентов. Да, среди части молодежи антизападные настроения имеются. Отчасти это естественно: молодежь в определенном возрасте склонна к бунту против авторитетов, против того режима, который на данный момент находится у власти. При социализме заметная часть молодых людей разделяла оппозиционные настроения, выступала за перемены. Нынешнее молодое поколение помнит только демократический строй, ему, собственно, не с чем сравнивать, а причины для недовольства всегда найдутся. Ну и молодежь — важная целевая аудитория, и это понимают разные внутренние и внешние силы, российская пропаганда — одна из них.

— А что может предложить государство тем молодым людям, которым не хватает духа коллективизма, силы, какой-то боевой подготовки? Есть альтернатива радикалам?


​​— В последнее время делались кое-какие шаги в этом направлении. Хотя, конечно, о восстановлении чего-то похожего на былую систему Svazarma речь не идет. Но министерство обороны начало заниматься этими вопросами. В частности, оно выдвинуло предложение завести добровольческую вспомогательную службу в вооруженных силах, которая дала бы молодым людям возможность заниматься военно-спортивной подготовкой. Министерство образования тоже разрабатывает изменения в школьной программе, которые включили бы в нее в большей мере элементы такой подготовки, тренировок с оружием — в общем, вещей, которые по душе многим молодым людям. До сих пор определенный социально-психологический вакуум в этом отношении существовал, и его заполнили в том числе и полувоенные формирования. Группы молодых людей, которые бегают по лесам в камуфляжной форме с оружием — хорошо еще, если с макетами или какими-то небоевыми видами оружия, — становятся у нас в Словакии довольно обычным явлением. Некоторыми из них руководят действующие военнослужащие, что недопустимо, потому что эта их деятельность никем не координируется.

— Такого рода группы, «бегающие по лесам», как вы выразились, ищут контактов друг с другом? Есть какая-то информация об их сотрудничестве, например, с крайними националистами типа Народной партии «Наша Словакия» Мариана Котлебы или другими политическими силами такого рода?

— Несколько месяцев назад ряд радикальных групп заявил о намерении объединиться — с прицелом на предстоящие парламентские выборы. Но очень скоро между ними возникла конкуренция, какие-то споры, и эти амбиции остались нереализованными. Однако при проведении каких-то конкретных акций радикалы способны объединять усилия. Например, они организовали недавно марш на Габчиково — населенный пункт, где находится центр размещения беженцев. Но о серьезной координации пока говорить не приходится, хотя в целом таких групп много, количество участников военизированных формирований исчисляется сотнями. Например, кроме «Словацких новобранцев», существует и объединение Vzdor («Сопротивление»), на мой взгляд, еще более радикальное.

— Словацкие спецслужбы как-то следят за их деятельностью?


— Думаю, в первую очередь этим должна заниматься военная контрразведка. Особенно потому, что в СМИ уже появлялась информация о членах таких групп, которые одновременно являются действующими военнослужащими. О каких-то конкретных результатах работы спецслужб в этом направлении я ничего сказать не могу. Известно, что и военная контрразведка, и Словацкая информационная служба (основная контрразведывательная служба Словакии. — РС) ведут тщательный мониторинг этих формирований. Надеюсь, что в случае, если эти группировки выйдут из «серой зоны» между легальностью и нелегальностью, где на данный момент действуют, и вступят в конфликт с законом, против них будут приняты быстрые и эффективные меры, — говорит эксперт Центральноевропейского института политических исследований (CEPI) Ярослав Надь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.