Они поженились еще совсем молодыми, многие века тому назад. История решила все за них. Ее звали Анна. Она была дочерью киевского князя Ярослава Мудрого, из рода которого впоследствии вышли московские князья. Анну выдали за французского короля Генриха I, родоначальника всех наших монархов. С течением лет дороги их потомков разошлись. Были Петр Великий и Наполеон, Сталин и «Нормандия-Неман». Франция посчитала нужным пойти на Запад. Но там ее нередко ждало разочарование. Париж и Москва вновь нашли друг друга на Востоке. К добру или к худу.

Маски сброшены

Но на этом весь романтизм заканчивается. Международной политике нет до него дела. Там играют роль лишь интересы и козыри каждого для сближения без потерь и подрыва собственных позиций. Для достижения жизненно важных компромиссов. Москве сегодня нужен Париж, а Франции — Россия. Начав операции в Сирии, Владимир Путин заставил сбросить маски других игроков (не говоря уже о заказчиках и зрителях). Пока что все они преследовали собственные цели, которые неизбежно вели к крови из-за ИГ и «истеризации» соперничества суннитов и шиитов (оно обычно лишь служит прикрытием для куда более прозаических планов). Как бы то ни было, авиаудары президента России оказались недостаточно решительными, чтобы изменить расклад в военной сфере.

Сложностей масса: трудности с логистикой, обстрел танков американскими ракетами TOW (ЦРУ передало их под прикрытием аравийцев боевикам «Джабхат ан-Нусра», то есть «Аль-Каиде»), слабость сирийской армии, истощение сил «Хезболлы», ограниченность иранского наземного вмешательства, ответные действия ИГ (американские авиаудары на удивление мало на нем отразились)… и потеря российского бомбардировщика и вертолета, которые сбила страна-член НАТО! Парадоксальная сила трагедий заключается в том, что они нередко дают толчок спасительным движениям. Удар в спину со стороны Эрдогана вынудил Путина активизировать дипломатические операции и заняться поиском альянса с единственной военной державой (скромной, но серьезной и эффективной), которая, как и он, хочет бороться с Исламским государством.

Единая коалиция


С точки зрения права, условия этого сотрудничества еще обсуждаются и не определены до конца. Этому стоит порадоваться. Только вот рассчитывать на единую коалицию, о которой говорил президент России еще в сентябре, едва ли приходится. Вашингтону не нужен никто, кроме его региональных союзников. Америка по-прежнему ведет напряженный диалог с Россией в Европе и на Ближнем Востоке. Обе страны меряются силами руками других. Франция же, друг и союзник США, по всей видимости, вновь обрела собственный голос и независимую оценку ситуации и принимаемых ей решений. Быть может, колебания Америки после, как считают в Париже, упущенной возможности сместить Башара Асада и остановить ИГ летом 2013 года в конечном итоге утомили французские власти. Шок от терактов в самом центре французской столицы довершил начатое. Мы, наконец, прозрели: наш главный враг — не Асад. И нам давно уже пора вернуть себе свободу действия.

Разумеется, нам придется ограничить амбиции наших протеже «умеренных исламистов» (все еще опасный оксюморон) и Свободной сирийской армии, чтобы сделать их частью достойного доверия переходного правительства и создать условия для ухода президента Асада, который успел уже достаточно послужить предлогом и приманкой. В тот или иной момент, нам, вероятно, даже придется договариваться с иракскими кукловодами Исламского государства и восстановить права иракских суннитов. Эти необходимые для настоящего умиротворения ситуации в регионе условия приведут в ужас идеалистов, которые все еще верят, что договоренности заключаются на благо народов и в угоду нравственным принципам, хотя на самом деле они являются несовершенным плодом торга вокруг политических и экономических уступок сторон с учетом их военных ресурсов.

Турцию нужно поставить на место


В настоящий момент нам нужно скоординировать действия сирийский, иранских и курдских сил с отрядами повстанцев, указать Турции на ее место, заставить ее закрыть границу и убедить Иран, что США с нами «в одной упряжке». Тегеран видит, что дата снятия санкций отдаляется, и пытается скомпенсировать слабость своей экономики опасным высокомерием. Кроме того, необходимо помешать боевикам ИГ перебраться в Ливию и дать гарантии Египту, потому что только он в состоянии предоставить наземные силы, которые необходимы для реального ослабления ИГ. Одной авиацией вопрос не решить. Российские, французские и американские спецподразделения тоже необходимы. Но и их будет недостаточно.

Будем надеяться, что это сближение не пойдет прахом. Ведь найдутся те, кто попытается подорвать эффективный франко-российский альянс, который неизбежно выведет на чистую воду двойную игру и лицемерие нынешней «коалиции» против ИГ, сборища трусов и подстрекателей. Как бы то ни было, «альянс» в данном случае, наверное, слишком сильное слово. Говорить скорее следует о тактической и операционной близости интересов. Но и это уже большой шаг вперед, который нельзя упускать. Страх и мстительность недостойны великих народов и государств с давней историей. Они лишь ослепляют и ничего не дают. Однако объединение решительного настроя обеих сторон может сотворить настоящее чудо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.