Возникшая недавно напряженность в отношениях между Россией и Турцией напоминает мне о двух встречах, состоявшихся у меня много лет назад — одна с русским, а другая с турком — которые могли бы в некоторой степени объяснить сегодняшнее поведение этих двух стран.

Лет десять назад в Израиль приехал руководитель одного из российских аналитических центров. Как глава комитета по национальной безопасности я и еще несколько высокопоставленных представителей оборонных структур встретились с ним. Он тогда сказал, что наибольшую опасность для мира на планете представляет «Исламское государство». Конечно же, название «ИГИЛ» тогда не упоминалось, но явление, которое оно обозначает, было предсказано с поразительной точностью. Российский чиновник предупредил о создании «Исламского халифата» в Ираке, находившемся то время в процессе распада. Он предупредил, что этот халифат попытается взять власть над Ближним Востоком, и оттуда будет протягивать свои длинные руки на север — через бывшие советские исламские республики. В то же время халифат попытается воспользоваться слабостью Запада и направит свое внимание на Европу. Он пришел к заключению, что у России, западных стран и Израиля есть общий враг, и в их интересах объединить свои усилия для борьбы с этим врагом. В последующие годы я слышал нечто подобное, встречаясь с другими российскими официальными лицами. Они тоже критиковали войну США в Ираке — которую называли «идиотской» — и которая, по их словам, только ускорит появление этого халифата.

Примерно за год до встречи с тем русским я встречался с высокопоставленным турецким чиновником. В те годы у Анкары с Тель-Авивом были прекрасные отношения. Во время той встречи турецкий чиновник открыто говорил о том, как его страна представляет картину мира. «Мы знаем, что не можем вернуть те земли, которыми управляла Османская империя до 1917 года, — говорил он. — Но не стоит заблуждаться, думая, что границы, установленные для нас в конце Первой мировой войны странами-победителями — в основном, Великобританией и Францией — нас устраивают. Турция найдет способ восстановить свои прежние естественные границы на юге — проходящие по линии между Мосулом в Ираке и Хомсом в Сирии. Это — наше естественное стремление, и оно оправдано тем, что в этом регионе живет много туркоманов.

Рассматривая сегодняшнюю ситуацию в свете тех двух встреч, можно сделать три вывода. Во-первых, Россия давным-давно предвидела рост влияния ИГИЛ, и Москва считает эту организацию главной стратегической угрозой. Во-вторых, русские совершенно правы, надеясь, что Запад будет рассматривать борьбу с ИГИЛ в качестве своей первоочередной задачи, и откладывая разногласия по другим вопросам на потом. В-третьих, хотя Турция и является членом НАТО, она не действует в целях защиты интересов альянса. Она, скорее, втягивает НАТО в конфликты ради защиты своих интересов — в том числе нападая на курдов (единственных в регионе, кто действительно борется с ИГИЛ) и совершенно без надобности провоцируя русских. По словам российского президента Владимира Путина, Турция даже оказывает «Исламскому государству» финансовую помощь.

Вывод должен быть очевидным: угрозу, которую представляет собой ИГИЛ, можно сравнить с той угрозой, исходившую от нацистской Германии. Взаимодействие между Россией и Западом не будет гарантией победы над ИГ, но без такого взаимодействия эта битва будет точно проиграна. Похоже, что президент Франции Франсуа Олланд уже признал это, и мы можем лишь надеяться, что ему удастся убедить другие страны-члены НАТО в необходимости сдерживать Турцию и при этом действовать сообща с Россией.

Возможно, что в этом вопросе у Израиля есть некий конфликт интересов. Но мы всегда должны помнить о том, что произойдет, если ИГИЛ окрепнет и возьмет под свой контроль Сирию, Иорданию и Синай. И для Израиля вывод тоже совершенно ясен: главная задача — победить ИГИЛ.

Гиора Эйланд — бывший глава Национального Совета по Безопасности Израиля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.