Парижские теракты ускорили формирование коалиционных войск для противодействия самопровозглашенному «Исламскому государству» (ИГ). Кэмерон выдвинул на голосование предложение в защиту необходимости участия британских вооруженных сил в операции против ИГ в Сирии, равно как и в Ираке. Германия также ответила на призыв Олланда и на этой неделе обсудит в Бундестаге предложение о направлении на Ближний Восток контингента из 1200 солдат.

Воздушные удары, совершаемые по джихадистам коалицией во главе с США, не принесли удовлетворительных результатов и едва ли принесут до тех пор, пока Барак Обама и Владимир Путин не договорятся о будущем Башара аль-Асада в Сирии. Они не сходятся и по вопросу об объектах бомбардировок, а сбитый Турцией у границы с Сирией российский самолет только добавил дипломатического шума туда, где его уже было предостаточно.

В минувшую среду по раздраженной реакции России можно было судить о том напряжении, что нынче царит в отношениях между Владимиром Путиным и соседними с Россией странами-членами Североатлантического альянса. Москва обозначила решение о вступлении Черногории в НАТО как «провокацию».

Именно в этой атмосфере холодной войны чиновники из Министерства обороны России организовали в среду пресс-конференцию, чтобы продемонстрировать сделанные со спутника снимки бензовозов с нефтью, которые якобы следовали с подконтрольных ИГИЛ объектов в Сирии и Ираке и пересекали границу соседней Турции. Заместитель министра обороны России утверждает, что «Турция является крупнейшим потребителем нефти, украденной в Сирии и Ираке». Кремль идет еще дальше, обвиняя самого президента Эрдогана и членов его семьи в участии в контрабанде топлива, поступающего с территорий, контролируемых ИГИЛ.

Данные разоблачения, которые Анкара расценивает как «клевету», естественно, должны восприниматься в контексте словесной войны между двумя странами, но не могут быть проигнорированы. Перед нами свидетельство того, что одним из основных источников финансирования ИГИЛ является добытая на оккупированных территориях нефть, которая продается в половину рыночной цены и способствует пополнению казны террористов. Между тем, годовой бюджет последних, согласно Le Monde, составит почти три миллиарда евро.

Подобный финансовый потенциал позволяет не только набирать, вооружать и обучать джихадистов, но также обеспечивать логистику и поддерживать целую сеть, позволяющую ИГ в проведении своих операций не зависеть всецело от тех областей, где осуществляются бомбардировки. Соединенные Штаты говорят о том, что затраты на реконструкцию и уничтожение средств к существованию тех, кто зависит от этой отрасли, являются достаточными аргументами для прекращения бомбовых ударов по инфраструктурам, находящимся в руках ИГ. Это правдоподобный аргумент, который, однако, утрачивает силу, когда мы задаемся вопросом: а почему бы не отследить колонну цистерн и узнать, кто именно покупатель, финансирующий терроризм в обмен на дешевую нефть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.