Deutsche Welle: Господин Шредер, какое впечатление произвело на вас это послание и сам президент Путин?

Ханс-Хеннинг Шредер: Это было обычное послание, как каждый год, без особых сюрпризов. Разве что резкие тона в самом начале во внешней политике. Он говорил об экономике и социальных вопросах. Как всегда, он эти послания читает по бумажке и, на мой взгляд, не очень убедительно. Он слегка оживляется, когда хочет подчеркнуть, какие экономические или социальные меры надо предпринять, а в остальном эмоций не проявляет.

— Вы уже сказали, что в начале прозвучали резкие тона и угрозы в адрес Турции. Была даже перефразированная цитата из Сталина, мол, одно дело — клика Эрдогана, другое — мирный и трудолюбивый турецкий народ…

— Это было чрезвычайно резко. Эпитеты по отношению к Реджепу Тайипу Эрдогану и его правительству звучали, мягко говоря, недипломатично. Путин продолжает риторику своих предыдущих интервью. Создается впечатление, что он не видит разрядки в отношениях с Турцией в ближайшее время.

— Российский президент еще сказал, что помидорами Турция не отделается. Какие дальнейшие меры он может иметь в виду?

— Путин уже запретил импорт овощей и фруктов, что ударит по аграрному сектору Турции, он затруднил туристические поездки, он ввел визовый режим для турецких граждан, в том числе и для представителей строительных фирм, которые активно работают в России. Можно себе представить дальнейшие запретительные меры, ограничивающие деловое сотрудничество.

— Но и в экономической части послания Путин неустанно подчеркивал необходимость единения россиян ради сохранения независимости России, призывал полагаться на собственные силы. Не напоминает ли это северокорейский путь?

— Я хотел бы подчеркнуть еще один момент: кроме угроз в адрес Турции, Путин много говорил о единстве в борьбе с терроризмом, о сжатом кулаке. И в этом контексте он старательно подчеркивал, что Россия видит себя как равноценная держава с США. Достаточно сравнить экономические показатели, чтобы увидеть, что это не совсем реалистичный подход.

В этом контексте надо говорить и об экономической части послания. Путин на самом деле не занимается конкретной экономической политикой. Он не назвал путей выхода из катастрофы, в которую завела российскую экономику его политика. Путин взывает к национальной гордости, к единению, к величию России, которая преодолеет все трудности.

— И последний вопрос: Путин помянул Крым, но сказал ли он что-то новое об Украине?

— Вот это самое интересное: Украина практически не упоминалась. Это новый курс во внешней политике: ставка делается на Сирию, чтобы добиться сотрудничества с Евросоюзом и США. Кремль надеется, что конфликт на Украине отойдет на второй план. Но это неверная оценка ситуации. Евросоюз намерен продлить санкции, тут уступок не будет, и надежды Кремля не сбудутся.

Ханс-Хеннинг Шредер — немецкий политолог, издатель онлайн-журналов Rußlandanalysen и Russian Analytical Digest.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.