В своей замечательной книге «Г-н Путин» («Mr. Putin») Фиона Хилл (Fiona Hill) и Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy) насчитали шесть Владимиров Путиных. В четверг в ежегодном послании российского президента Федеральному собранию я обнаружил всего три разных личности. Однако все они важны, и ни одну из них западным дипломатам не следует игнорировать.

Первый Путин, безусловно, привлечет к себе наибольшее внимание прессы. Это президент военного времени, призывающий мир поддержать его «антитеррористическую кампанию» в Сирии и угрожающий всякому, кто встанет на его пути. Особенно должны заинтересовать журналистов его агрессивные комментарии в адрес Турции. Российский президент назвал турецкое правительство «правящей кликой», намекнул, что турецкие лидеры сошли с ума, и пообещал им возмездие за российский военный самолет, сбитый на турецко-сирийской границе («Они… пожалеют о содеянном. Мы знаем… что надо делать»). Даже по стандартам склонного к театральности г-на Путина это немного чересчур. Его конфронтация с Турцией, вероятно, продолжит усугубляться.


Второй Путин не столь заметен. Это тоже президент военного времени, но другого рода. Он доводит ситуацию до кризиса, а потом просто от него отворачивается. Я внимательно следил за выступлением, длине которого позавидовал бы сам Фидель Кастро, надеясь услышать хоть что-то об Украине. В итоге в самом конце речи одно предложение он все-таки посвятил Крыму. Однако о продолжающемся кризисе на Восточной Украине не прозвучало ни слова.

Это не означает, что г-н Путин решил прекратить свою украинскую авантюру. Он еще не признал поражения. Тем не менее, он, по-видимому, уже понял, что победы ему тоже не видать. Западным правительствам имеет смысл не забывать об этом успехе, когда конфронтация между Турцией и Россией перейдет в следующую фазу. Г-н Путин любит говорить громкие слова и бить посуду. Однако он прекрасно осознает пределы собственных сил и, встретив отпор, отступает.

При этом центральной темой путинской речи были не вопросы войны и мира, а внутренние вопросы — в первую очередь, экономические. Здесь мы увидели еще одного Путина — не хорохорящегося и не закрывающего глаза на реальные проблемы своей страны. Иногда он делал упор на светлую стороны (скажем, говорил о технических достижениях российской медицины или о возросшей продолжительности жизни). Тем не менее, общая картина выглядела мрачной и пессимистической. Г-н Путин не обещал скорого восстановления экономического роста и признал, что энергетические цены останутся низкими. Президент также заявил аудитории, что для России большие трудности создает коррупция — особенно, в правоохранительных органах. Экономические перспективы страны год от года портят разрушительные действия чиновников и правоохранителей, запугивающих и притесняющих законный бизнес.

При всей культивируемой им истерии — в прошлом году вокруг Украины, а в этом вокруг Турции — г-н Путин не может игнорировать российское общественное мнение, которое беспокоит созданная президентом хищническая система. Рано или поздно ему — или его преемнику — придется иметь дело с последствиями этого беспокойства.

Стивен Сестанович — профессор Колумбийского университета, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям и автор книги «Максималист: Америка в мире от Трумена до Обамы» (Maximalist: America in the World From Truman to Obama).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.