Стамбул — Факты выглядят так: в конце ноября турецкие военные сбили российский бомбардировщик, поскольку он якобы ненадолго нарушил воздушное пространство Турции. Почему Анкара отреагировала столь резко? С тех пор на этот счет выдвигаются различные гипотезы.

В пятницу турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу (Ahmet Davutoglu) заявил, что Турция сбила российский самолет, потому что хотела защитить туркменов, проживающих на севере Сирии. Согласно турецкой точке зрения, до инцидента туркмены были обстреляны тем же самолетом. Президент России Владимир Путин считает иначе: по его мнению, турки сбили самолет, чтобы защитить свои сделки с боевиками ИГ — прежде всего бизнес третьего сына Билала Эрдогана. Если исходить из такой точки зрения, Билал Эрдоган усматривал угрозу в том, что бомбардировщики Путина последовательно уничтожали груженные цистернами с нефтью машины ИГ.

Это одна из многих теорий, объясняющих инцидент со сбитым самолетом. И все же существуют некоторые указания на то, что такая теория возникла не на пустом месте. 34-летний Билал может «предъявить» безупречную биографию. Он женат с 2003 года, отец двоих сыновей. В 2004 году он получил степень магистра в известном Гарвардском университете, затем некоторое время проходил практику во Всемирном банке. Он является членом правления фонда, который занимается строительством и обслуживанием студенческих общежитий.

В 2006 году, когда его отец стал премьер-министров, Билал вернулся из США домой — согласно сообщениям СМИ, он сделал это, чтобы купить флот нефтяных танкеров. С какой целью — неизвестно. При этом известно, что он — один из трех равноправных владельцев транспортной компании BMZ Group.

В 2013 году прокуратура заподозрила Билала Эрдогана в том, что он «отмывал» коррупционные деньги своего отца. Поводом стал разоблачительный материал, включавший фотографии и записи телефонных разговоров между Билалом и его отцом. Тогдашний премьер-министр приказал сыну «убрать из дома все деньги». Многие сочли записи подлинными. Другие, напротив, выразили критику по поводу того, что беседа носит неестественный характер, и технически доказать ее подлинность невозможно.


Впрочем, существуют и другие неувязки. Очевидно, фонд Билала редко оплачивает земельные участки, на которых он [фонд] планирует построить общежития. Так, бизнесмен Али Агаголы, который тоже подозревается в коррупционных преступлениях, пожертвовал фонду земельный участок площадью 20 тысяч квадратных метров. Многие предполагают, что взамен он получил госконтракты, а также без больших препятствий получал разрешение на собственные строительные проекты.

В начале 20014 года всплыла вторая запись телефонных разговоров. В них речь идет о платеже на сумму десять миллионов долларов. От кого поступят деньги, не конкретизируется. СМИ строили догадки о том, что речь идет о взятке за нефтепровод. Отец Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) заявил в итоге об «аморальном монтаже», объявил о проведении расследования и мести за «грязную фальсификацию». Несмотря на это, многие вопросы остались открытыми.

Ввиду нынешних обвинений России в адрес семьи Эрдоагана глава государства также заявил о том, что вовлечение его семьи в историю со сбитым военным самолетом — «не очень моральная сторона этого дела». После инцидента с бомбардировщиком, в котором погиб российский пилот, Россия использовала все средства для того, чтобы дискредитировать Анкару.

«Дополнительные данные подтверждают, что нефть из месторождений, которые контролируются ИГ, в промышленных масштабах поступает в Турцию». Согласно заявлениям Москвы, российский самолет был сбит, чтобы «обеспечить безопасность этих нефтяных маршрутов».

Министр информации Сирии Омран аз-Зоуби в беседе с российскими СМИ еще в ноябре отметил, что транспортная фирма Билала BMZ торгует нефтью ИГ, зарабатывая миллионные суммы. Министр также заметил, что сын президента покупает у террористов и другое сырье и исторические ценности. Помимо этого, появляются все новые обвинения.

В августе прозвучало обвинение, согласно которому ИГ обязано своим богатством отчасти «семейному бизнесу» Эрдоганов. Отмечалось, что сестра Билала Сумея руководит расположенным вблизи сирийской границы госпиталем, в котором лечатся раненые боевики ИГ. По другим обвинениям, сын Билал по водным маршрутам перевозит ворованную нефть из подконтрольных ИГ территорий Ирака в азиатские страны. Часто в отношении Билала употреблялось понятие «нефтяной министр» террористов ИГ. Еще в мае 2014 года турецкая ежедневная газета опубликовала статью под заголовком «Что делают корабли Билала у побережья Сирии?»

Догадки, улики, обвинения — серьезные, но исчерпывающие доказательства отсутствуют. До сих пор не были обнародованы никакие договоры, ничего, где черным по белому были бы записаны подтверждения того, что сын Эрдогана вовлечен в такие сделки.

Глав государства открыто заявил о готовности уйти в отставку, если действительно появятся неопровержимые доказательства. «Мы не столь бесчестны, чтобы покупать нефть у террористов», — сказал Эрдоган. — Если будет доказано, что мы это делали, я подам в отставку». Или он абсолютно уверен в том, что обвинения безосновательны, или Эрдоган и его сын дьявольски рискуют.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.