Теперь, когда мы якобы вступили во всемирную битву с самым страшным врагом человечества со времен Гитлера (конечно, это ИГИЛ, а не климатические изменения), пришло время понять, почему призванные защищать нас силы закона, порядка и безопасности больше способствуют вербовке европейских мусульман в отряды исламистов, чем все видео ИГИЛ вместе взятые.

Это рассказ о том, как полицейские в силу своего невежества и расизма дали возможность ИГИЛ направить серию издевательских посланий молодому человеку, который, наверное, больше всех делает для предотвращения террора на улицах Брюсселя.

Монтассер аль-Деемех (Montasser al-De’emeh) палестинский ученый и писатель, гражданин Бельгии и специалист в той области, в которой сегодня все полицейские считают себя экспертами: «радикализованные» или «доморощенные» «террористы» ИГИЛ.

Он руководит центром для вернувшихся «радикалов», пытаясь преодолеть их одержимость культом ИГИЛ. Это важная работа с учетом того, что Бельгия в процентном отношении больше всех в Европе отправила боевиков в Сирию. Кроме того, Монтассер аль-Деемех — соавтор получившей хорошие отзывы книги про ИГИЛ, которая называется The Jihad Caravan: A Journey to the Roots of Hatred (Караван джихада. Путешествие к корням ненависти).


В Бельгии он хорошо известен. Его снимало телевидение, когда он совершал свои путешествия по Брюсселю, у него брали интервью Washington Post и СМИ Бельгии. А на прошлой неделе его задержала полиция, когда он ехал домой после выступления перед фламандскими депутатами бельгийского парламента.

Какие тут проблемы, ведь аль-Деемех — как раз тот человек, который нам очень нужен сегодня, когда ИГИЛ творит свои кровавые злодеяния, а люди типа Хилари Бенна (Hilary Benn) произносят речи на уровне старосты класса.


Как бы не так.

По словам аль-Деемеха, он возвращался домой из Моленбека (того самого, который сейчас считают «рассадником террора ИГИЛ»), когда его остановили на пропускном пункте полиции. Он подумал, что это нормально, ведь всего за две недели до этого в Париже произошли теракты, а в Бельгии действовало чрезвычайное положение.


«Полицейские попросили меня предъявить документы, — рассказывает аль-Деемех. — Я предъявил без вопросов. Потом они спросили, какими языками я владею. Я ответил: голландским, французским, английским и арабским. Тут начались проблемы. Один из них сказал: „Нам здесь в Бельгии не нравится, когда вы говорите по-арабски“. Они были не очень-то вежливы. Полицейские спросили, что у меня в машине, а потом проверили все и обнаружили один экземпляр моей книги „Караван джихада. Путешествие к корням ненависти“. Полицейский сказал: „Здесь, в Бельгии, мы не разрешаем возить такие книги в машине. У нас в Бельгии нет джихада“. Они сказали, чтобы я вышел из машины и положил руки на капот. Потом они потребовали назвать пароль моего телефона, однако я отказался. Тогда они вскрыли телефон, забрали SIM-карту, записали какие-то цифры, а потом вернули его мне. Затем полицейские просмотрели все мои бумаги и бросили их в машину, причем некоторые упали на дорогу».

Аль-Деемех был возмущен и пожаловался в полицию. «Я только что выступил с речью в парламенте о радикализации. Я руковожу центром, который помогает людям избавляться от зависимости от ИГИЛ. Я занимаюсь этой работой два года. Я пытаюсь увести этих людей от радикализма. Но ИГИЛ как раз и нужны такие случаи. Они хотят, чтобы полиция угрожала мусульманам, ведь если полиция так ведет себя, она мешает нашей работе и помогает ИГИЛ».

Местная полиция попыталась назвать все это небольшим недоразумением. «Люди» из машины аль-Деемеха снимали на камеру полицию и армейские блокпосты (предположительно, эта съемочная группа делала репортаж о его работе), а сам аль-Деемех «настраивал свидетелей против полиции», что по бельгийским законам является преступлением.

Но потом стало еще хуже. Аль-Деемех начал получать послания от самого ИГИЛ.

«Они смеялись надо мной, — говорит он. — Они писали, что теперь я должен понять, как обходятся с людьми, которые выступают против ИГИЛ. Один написал: „В чем дело? У тебя проблемы?“ В ИГИЛ были очень довольны, что со мной такое случилось. Они хотят, чтобы такие вещи происходили с мусульманами. Они хотят, чтобы полиция воевала с мусульманами. Им нужна война между европейскими мусульманами и народами Европы».

Парадоксальность ситуации слишком очевидна. Бельгийским полицейским следовало почитать книгу аль-Деемеха, а не уличать его в том, что он возит такую книгу в машине. Им следовало поучиться у этого человека, а не оскорблять его. Но когда люди живут в страхе, когда вводится чрезвычайное положение, все обычные правила общества неприменимы.

Наблюдая на прошлой неделе за гротескными дебатами в нашем парламенте об авиаударах в Сирии (которые были больше нацелены на уничтожение Корбина, а не ИГИЛ), я начал задумываться о том, что ждет Британию в будущем.

Очередной теракт в Лондоне, который наши хозяева сегодня считают практически неизбежным, полагая, что он станет возмездием за нашу ничтожную войну против ИГИЛ в Сирии? А если он произойдет, то будет новый специальный закон о мерах содействия спецслужбам — в дополнение к прослушке телефонов и отслеживанию переписки в интернете, которые уже утверждены законодательно?

Заметили ли вы, как изменилась риторика после победы Дэвида Кэмерона? Сначала настойчивые призывы к дебатам, чтобы «отрубить голову змее» (в последний раз такую фразу использовал саудовцы, говоря об Иране), а затем неожиданный призыв к терпению. После всей этой спешки с голосованием пошли разговоры о том, что война «потребует немало времени». Разве в этом заключаются наши ценности?

Всякий раз, когда мы утверждаем, что наши ценности подвергаются ударам, мы, похоже, сами наносим удары по этим ценностям. Как раз это и нужно ИГИЛ, говорит аль-Деемех.

И все ради того, чтобы Дейв послал своих «немногих» на битву в Сирию, а Хилари Бенн мог хвалиться, какой он борец против фашизма. Ну, вы поняли намек.

Итак, убрать колодки и на взлет!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.