«Мы сможем с этим управиться», — прокомментировала в октябре канцлер Ангела Меркель наплыв беженцев в Германию. Глагол она подобрала очень правильно — у этого кризиса имеется, помимо всего прочего, и сугубо управленческая сторона. Поэтому германское Федеральное управление по делам миграции и беженцев (БАМФ) пригласило консультантов из McKinsey & Co, чтобы они помогли ей упростить процесс подачи запросов на предоставление убежища.

Франк-Юрген Вайзе (Frank-Juergen Weise) возглавил БАМФ в конце сентября. Его предшественник Манфред Шмидт (Manfred Schmidt), столкнувшись с задачей обработать документы 800 тысяч беженцев, которые, как предполагалось, прибудут в Германию к концу года (итоговое количество, по-видимому, будет ближе к миллиону), ушел со своего поста «по личным причинам». Вайзе, кризисный менеджер с большим опытом работы в частном бизнесе, в свое время повышавший управленческую эффективность германских вооруженных сил, обратился к компании McKinsey, которая недавно выполняла аналогичный заказ Миграционного управления Швеции.

Консалтинговая фирма согласилась в первые шесть недель работать бесплатно, однако даже на таких условиях идея задействовать ее нравится далеко не всем. «Каждый из нас просил кого-то о помощи, — издевалась левая берлинская газета Die Tageszeitung, — кто-то психиатра, кто-то консультанта по долгам… кто-то маму. Признать свою неспособность справиться с проблемой означает сделать первый шаг к ее решению».

Шведская миграционная служба попросила McKinsey помочь ей сократить время обработки заявлений в 2008 году. Каждый претендент на убежище получал в период ожидания по 45 долларов в день. Это означало, что издержки будут тем ниже, чем быстрее будут рассматриваться заявления. Кроме того, не следовало сбрасывать со счетов шведскую гордость. «Если бы Миграционное управление работало на конкурентном рынке, с такими сроками ожидания мы потеряли бы множество клиентов, — утверждал генеральный директор ведомства Дан Элиассон (Dan Eliasson). — Мы это изменим».

Консультанты из McKinsey воспользовались своей моделью «бережливого управления». В таких случаях они запускают небольшой пилотный проект, изучают процесс в текущем виде и сокращают все, что его тормозит. Когда процесс уже переработан и ускорен, команда, занимавшаяся пилотным проектом, внедряет усовершенствованную процедуру в масштабе всей организации.

И миграционное управление, и McKinsey сочли проект успешным. Консалтинговая компания писала в 2012 году в своем докладе:

«В 2008 году, несмотря на наплыв беженцев из Афганистана и Ирака, ведомство не получало дополнительного финансирования и обрабатывало каждое обращение в среднем в течение 267 дней. Перейдя в 2009 году на методы “бережливого управления”, оно ввело новую систему работы, усовершенствовало управленческие практики и начало использовать техники непрерывного улучшения. К концу 2010 года процесс подачи и обработки заявления сократился в среднем более чем на 50% — до 130 дней. В подразделениях, перешедших на новые схемы работы, обработка заявления стала занимать в среднем 86 дней».

Высокая скорость обработки заявлений превратила Швецию в одну из самых популярных стран среди претендентов на убежище. Вскоре в нее стало приезжать больше беженцев — относительно общей численности населения, — чем в любую другую европейскую страну. Это сломало отлаженную McKinsey машину. В январе 2014 года в шведское миграционное ведомство поступило 4451 обращение, в ноябре — уже 36741. По мере роста числа заявлений росло и время их обработки. В итоге оно достигло того же уровня, на котором находилось до вмешательства консалтинговой фирмы.

Теперь беженцы жалуются, что воссоединение с семьей может занять у них больше года. Шведы тоже недовольны: сейчас примерно 20% избирателей в стране поддерживают антимигрантски настроенных шведских демократов (в мае их поддерживали 14%). В этом году в Швецию приехали 190 тысяч мигрантов, что слишком много для государства с десятью миллионами населения. Новоприбывшим не хватает жилья, а между тем погода становится холодной. Премьер-министр Стефан Левен (Stefan Loefven) недавно заявил, что Швеции необходима «передышка», после чего его правительство начало ужесточать иммиграционные правила. Среди прочего оно осложнило воссоединение с родственниками.

В Германии у McKinsey появился шанс поучаствовать в создании менее хрупкой системы, улучшив и без того эффективные германские структуры: в среднем в Германии просьба об убежище рассматривается 5,2 месяца (хотя претендентам из некоторых стран — например, из Пакистана — приходится ждать по 15 месяцев).

Вайзе стремится сократить период ожидания до 3 месяцев. Однако если это произойдет, приток беженцев может усилиться. Судя по шведскому примеру, эта идея, на первый взгляд, кажущаяся хорошей, может иметь неприемлемые политические последствия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.