Недавно вице-премьер Томислав Дончев сообщил в парламенте, что Болгария ведет переговоры с Европейской комиссией о возможности реализации сокращенной версии провалившегося трансъевропейского проекта «Южный поток», по которому должен был поставляться российский газ в Европу через Болгарию. То, что по вопросу идут переговоры с Европейской комиссией, очень хорошо, потому что именно под ее давлением и, согласно ее распоряжениям, был провален первоначальный проект. В результате Болгария испытала сильное разочарование и почувствовала себя жертвой противостояния двух суперсил, но, тем не менее, не отказалась от своих намерений сыграть значимую роль на европейском газовом рынке.

Именно тогда София анонсировала весьма фривольную и неясную идею о становлении нашей страны газовым распределительным центром для близких и более далеких европейских стран. После того, как Россия, будучи разочарованной поведением Европы, и, в частности, Болгарии, направила свое внимание к Турции, как к альтернативному маршруту для поставок своего газа в Европу, вышеупомянутая идея повисла в воздухе. Еврокомиссия так и не восприняла ее по той простой причине, что распределять подобному газовому центру на болгарском черноморском побережье было бы нечего, кроме как, допустим, морской воды.

И хотя нынешние планы болгарских властей кажутся намного реалистичнее, то они, по-прежнему, нисколько и ни с кем не согласованы. София, уже однажды напоровшись на неуступчивость и непонимание Брюсселя в отношении ее газовых аппетитов, на этот раз хотя бы додумалась в первую очередь попросить разрешения. С немалой дозой сомнения на этот раз все-таки можно прогнозировать, что есть немалая вероятность, чтобы ответ на этот раз был положительным, особенно на фоне сильной критики, которой подвергается проект «Северный поток 2», и более чем вероятного провала «Турецкого потока». Учитывая при этом все более ненадежный транзит российского газа через нестабильную и непокорную Украину, в один злосчастный день Центральная и Западная Европа могут совсем скоро столкнуться с нехваткой топлива.

Болгария вовремя почуяла этот шанс и решила попытаться воспользоваться им. Вопрос, однако в том, возобновит ли Россия, однажды уже охладившая газовые амбиции Болгарии, свое доверие к Софии, и решится ли она инвестировать немалые средства в газопровод до болгарского берега. С другой стороны, Москва, конечно, заинтересована обслуживать как можно больше клиентов, тем более что конкуренция, хотя и медленно, но продвигается вперед, а ныне действующие трубы становятся все более проблематичными. Вот как для России, в другой же злосчастный день, может оказаться невозможным поставлять свой газ европейским потребителям. Так что, будем надеяться, что новые затеи Софии окажутся соблазнительными и для Москвы. Остается открытым вопрос, кто же заплатит за строительство газопровода через Болгарию к континентальным потребителям. И в этом случае София показала, что усвоила свой урок, заявив, что будет искать инвесторов в частном секторе.

Неизвестность пока окутывает еще немало подробностей, из-за чего очень вероятно пройдет немало времени пока станет ясным, какими будут перспективы перед очередным газовым болгарским проектом. Еще сейчас, однако, можем утверждать, что хотя бы на данном этапе он выглядит более реалистичным по сравнению с предыдущими идеями и что первые шаги по долгому и нелегкому пути к его реализации были хорошо обдуманы. Вот почему, у нас есть все основания надеяться, что, в один, на этот раз прекрасный день, газ хлынет по «Болгарскому потоку».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.