Российскому среднему классу в последнее время приходится нелегко, но президента Владимира Путина он в этом не винит.  Больше никаких зимних чартеров в солнечную Турцию — путинское правительство запретило их после того, как Турция в конце ноября сбила в Сирии российский военный самолет.  Больше никаких турецких овощей и фруктов, никакого турецкого мяса — все это тоже запретили.

И забудьте о бри, камамбере и прочих импортных европейских сырах. Они исчезли из магазинов после того, как Кремль запретил их в отместку за европейские санкции, наложенные на Россию за аннексию Крыма.

Кроме того, российская валюта падает. С прошлого года рубль подешевел более чем вдвое. Некоторые из критиков Путина считают, что недовольные россияне должны подняться и наказать президента за свои экономические трудности, и что это только вопрос времени.

Однако ничего подобного не происходит. Напротив, рейтинг Путин заоблачно высок. По данным независимой российской социологической службы «Левада-Центр», он колеблется между 85% и 90%.

«Значит, стандарты жизни падают, и народ восстает? Это упрощение, — говорит связанный с Университетом Джорджа Вашингтона московский политолог Мария Липман. — Не стоит все сводить к экономике. Дело не только в ней».
Россияне не могут больше покупать турецкие помидоры, но помидоры в России не закончились — и холодильники у людей не опустели.

«Советский Союз так быстро обрушился, в том числе из-за того, что советская экономическая модель не могла нормально прокормить людей», — полагает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

«Нехватка товаров была реальной проблемой. Сейчас ассортимент — в частности, ассортимент сыра — сокращается, но речь не идет о голоде или даже о том, что покупка еды стала проблемой. Такая перспектива современной России не грозит, потому что теперь страна способна производить продовольствие».

Когда россияне ищут виноватых в своих экономических проблемах, они обычно в первую очередь обвиняют страны, которые ввели санкции — то есть, США и Европу. Под влиянием контролируемых правительством антизападных СМИ, они считают, что их страна оказалась под ударом в экономическом, политическом и военном смысле.

«Это ментальность осажденной крепости, — объясняет Мария Липман. — Кругом враги, но мы гордые, не сгибаемся и не сдаемся. Нас не победить».

На это указывают и результаты нового опроса «Левада-Центра». 70% респондентов заявили в ходе него о своем негативном отношении к Соединенным Штатам, а 60% — к Европейскому Союзу.
Есть и еще один фактор: россияне все сильнее гордятся своей страной. Многие из них теперь рассматривают десятилетие после распада Советского Союза как аберрацию и как период, когда Россия была слабой, униженной и беззубой бывшей сверхдержавой.

Аннексия Крыма у Украины в 2014 году, возмутившая Запад, была крайне популярна в России, отмечает социолог из «Левада-Центра» Денис Волков.

В своей статье в газете «Ведомости» он называет Крым поворотным моментом: «В результате у многих появилось ощущение возрождения величия России, утраченного после распада СССР».

На фокус-группах «Левада-Центра» россияне формулировали это так: «Мы показали зубы»; «Мы заставили себя уважать»;
«Не любят, так пусть хотя бы боятся».

«Сознательно эксплуатируя существующие постимперские комплексы, власти явно рассчитывали, что присоединение Крыма окажет укрепляющее воздействие на поддержку режима. Однако сила и продолжительность оказанного эффекта, скорее всего, оказались неожиданными даже для них», — пишет Волков.

Российская военная операция в Сирии только усилила эти эмоции. Государственное телевидение показывает, как в Сирии развертывается современное российское оружие, и как бомбы уничтожают штаб-квартиры террористов — и все это действует на общественное мнение. Декабрьский опрос «Левада-Центра» показывает, что 85% россиян гордятся своими вооруженными силами, 68% гордятся политическим влиянием своей страны в мире, и почти 60% считают, что Россия лучше большинства других стран.

Впрочем, картина не выглядит полностью черно-белой. Только 27% респондентов заявили, что они «очень гордятся» или отчасти гордятся" экономическими достижениями России.

Тем не менее, растущий патриотизм и высокая популярность президента — в сочетании с путинскими заверениями в том, что ситуация в экономике «сложная, но не критическая», — «помогают людям мириться с экономическими трудностями, а самому Путину сохранять легитимность и высокий рейтинг», говорит Мария Липман.

Однако даже если российский средний класс разлюбит президента, это не изменит его рейтинг коренным образом, считает Федор Лукьянов.

Как пишет российская деловая газета «Коммерсантъ», последние 15 лет средний класс стабильно составляет приблизительно 20% российского населения. Ссылаясь на официальную статистику, газета предполагает, что текущий экономический кризис снизит долю среднего класса до 15%.

«Роль среднего класса в структуре российского общественного мнения заметна и вполне важна, но все же ограничена», — отмечает Лукьянов.

Ориентирующиеся на Запад экономисты часто называют средний класс продуктом рыночной экономики, что должно подразумевать стремление к демократии. Между тем, по мнению Лукьянова, это относится только к части российского среднего класса.

Сейчас произошло «возрождение» инженеров и военных, работающих в российской оборонной отрасли, говорит политолог. Эти люди были элитой в Советском Союзе, но сильно пострадали в хаотический ранний постсоветский период. Теперь они вернули свои позиции, и Кремль к ним прислушивается. Эта группа практически не имеет отношения к рыночной экономике, утверждает Лукьянов, — и она поддерживает Путина.

Кремлевский медиа-аппарат успешно влияет на этих россиян, придавая западным санкциям положительное звучание. «Путин умело внушает людям идею о том, что, хотя нам трудно, зато мир теперь не относится к нам как раньше, а видит в нас реальных конкурентов и реальную силу. Для среднего класса очень важно осознавать себя гражданами значимой страны», — объясняет Лукьянов.

Ни Лукьянов, ни Липман не могут предсказать, как долго российские потребители будут готовы переносить экономические затруднения, не возлагая вину на Путина. Однако в целом настроения в России вполне очевидны. С помощью государственных СМИ Кремль «создал в обществе атмосферу, которая делает все потери и мучения менее болезненными. Чувство враждебного окружения заставляет считать, что безопасность важнее процветания», — говорит Лукьянов.

Российский экономический кризис не уменьшил популярность Путина, однако нарастающие финансовые проблемы и неспособность властей индексировать обесценившиеся пенсии и зарплаты неминуемо скажутся на поддержке, которой пользуются в обществе Путин и система в целом, утверждает Денис Волков. «Но пока время винить Путина еще не пришло».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.