Джо Байден сделал свое вице-президентское дело: прилетел в подшефную Украину, встретился один на один как с президентом, так и с премьером, провел отдельные беседы с окружениями каждого из них, пообещал символическую помощь, выступил в Верховной раде на фоне всех ветвей украинской власти, собрал свой бисер и улетел. Приезд вице-президента США стал отчасти компенсацией за отказ самого президента встречаться в декабре с Петром Порошенко.

В Белом доме пока не видят оснований считать Украину успешным проектом, в который стоит втягиваться лично Бараку Обаме, думающему о месте в истории на краю второго президентского срока. Для демократов важно, чтобы до ноября следующего года у нас не случился Армагеддон, ответственность за который могут возложить на них. Джо Байден — подходящая фигура для оглашения правил и рецептов, призванных обеспечить желаемое. Во-первых, он может говорить с восточно-европейскими политиками на сильно понятном им языке. Во-вторых, в избирательной гонке-2016 он не претендует на кандидата от демократов, что ослабило его политический вес в Вашингтоне, но не отняло опыта и умений.

Если украинская власть комплексно, ответственно, компетентно не в состоянии решать накапливающиеся в стране проблемы, то необходимо свести к минимуму риски, которые она может создать для Соединенных Штатов. Которые, в свою очередь, не могут отказаться от патроната над Украиной по ряду причин: нельзя потерпеть крах в проекте, ответственность за который тебе приписывают со всех сторон; нельзя отказаться от павших и живых украинцев, качественно отличающихся от несостоятельного политического класса; нельзя исключить Украину из набора инструментов, которыми ведется политика в отношении России, перешедшей ценностный Рубикон. Отсюда и основные послания визита.

Минск выполнять неукоснительно. Ничего, способного привести к досрочным парламентским выборам в 2016 г., не предпринимать ибо это ведет к дестабилизации. В вопросах бюджета и Налогового кодекса — МВФ слушать неукоснительно. С коррупцией коррупционерам бороться решительно. Реформы проводить активно. Касательно Минска. По сути, Байден настаивает на выполнении российского сценария, впервые озвученного Москвой во время встречи в «женевском формате», а впоследствии одобренного Петром Порошенко в Минске. В том самом февральском Минске, где фрау Меркель кричала Суркову: «Ты как разговариваешь со мной?! Выплюнь жвачку! Вынь руки из карманов! Пошел вон отсюда!» В том самом Минске, где Сурков покосился на рядом стоящего Путина, и не получив команды «Отставить!», не шелохнулся. Он знал, кто хозяин не только его, но и положения.

Америка не хочет вести несколько войн одновременно. Ей нужен стратегический союз с Европой в сдерживании России. И им не нужны возможные обострения, способные стать альтернативой минскому сговору и напугать и без того много чем напуганных европейцев. Байден почему-то излучает уверенность по поводу проукраинских результатов выборов на оккупированных территориях. В отличие от Порошенко, он не боится употреблять в отношении Донбасса определение «автономия». Американский вице-президент не видит ничего страшного в федеративном устройстве Украины. И ему, похоже, никто не сказал, насколько в этой ситуации актуальна пословица, звучащая после апгрейда как: «Что американцу хорошо, то украинцу — смерть». Впрочем, не только не сказал, но пожаловался Байдену на неконструктивные парламентские силы, отказывающиеся голосовать за конституционные изменения.

По данным ZN.UA, вице-президент пообещал, что его сторона приложит усилия для того, чтобы исправить ситуацию с настроениями в «Батьковщине», «Самопомощи» и Радикальной партии. Теоретически не совсем понятно как власть, которой остался год, может повлиять на электорально-сенсативную позицию этих трех партий. Что они могут дать Тимошенко кроме премьерского гарбуза, уже врученного Юлии Владимировне во время недавней поездки в Вашингтон? «Самопомощь» перестает быть похожей на проект-однодневку. А значит, должна думать о будущем. Что касается Ляшко, его позиция будет зависеть от уязвимости спонсора. Но ввиду их частой смены, сложно предположить, кто будет влиять на позицию лидера радикалов в момент голосования.

Замечу, что 300 голосов за принятие конституционных изменений необходимо набрать до конца текущей сессии, ведь по закону с истечением последней ее минуты, все утвержденные Конституционным судом поправки превратятся в тыкву. И все придется начинать сначала. На конституционный процесс, кстати, вполне вероятно наложатся попытки замены премьера. Представляете накал страстей, размер ставок и объем усилий, необходимых для складывания президентом из имеющихся букв слова «СЧАСТЬЕ»? Что касается борьбы с коррупцией. Я не знаю, о чем вице-президент США говорил оставшись наедине с президентом и, проделав тоже самое с премьером. Этого не знает никто.

Коридорами Банковой и Грушевского носится якобы имевшее место высказывание, что «В Украину приходят деньги американских налогоплательщиков. Эти деньги — и в прямой помощи, и в кредитах МВФ. Они не могут разворовываться. Вам некуда будет сбежать». Насколько жестко умеют разговаривать американцы, знают некоторые украинские политики от бизнеса. В их числе, например Ринат Ахметов образца 2004 года, которому Янукович еще очень долго не мог забыть коррекцию позиции. Но не буду судить о том, чего не знаю наверняка: возможно Байден провел с Порошенко и Яценюком серьезный воспитательный час и теперь они будут есть траву? Относительно публичное заявление Байдена о недовольстве работой генерального прокурора Шокина вызвало реакцию, схожую с реакцией Великого народа камеры С-18: «Славься Джо! Славься Джо!».

Но у меня вопрос: вы видели, чтобы пациент после врачебного преступления подавал в суд на скальпель? Шокин — инструмент Порошенко. Кстати, равно как и все березенки с кононенками никакие не «серые кардиналы», а яркий реманент. Вашингтон, в отличие от многих на Украине, понимает это, но сосредотачивается на генпрокуроре, потому что не видит сегодня внятной и послушной альтернативы опостылевшим Порошенко и Яценюку. Украинским президентом в Белом доме и госдепе особо никогда не очаровывались, будучи не в силах понять мятущуюся купеческую душу. А вот Яценюком очаровывались. Но теперь, похоже, даже Виктория Нуланд стала догадываться, что ее любимец, в отличие от нее, пирожки не раздает, а собирает.

Поэтому Вашингтон сменил свою позицию годичной давности: при формировании действующего правительства фамилии Яценюк и Наливайченко — были императивом, а сегодня императив — стабильность. «Можете поменять премьера без потрясений, развала коалиции, досрочных парламентских выборов и дестабилизации ситуации — меняйте. Не можете, — работайте вместе молча, результативно и эффективно — рекомендации МВФ вам в помощь. Устроите склоку, проигнорируете ключевые пункты требований МВФ — мы отойдем в сторону», — так ZN.UA пересказали прослушанный властью урок источники в верхах. Поэтому визит Байдена не заставил Петра Порошенко отказаться от планов смены главы правительства. О том, что эти планы были, свидетельствует и антикоррупционный форум Саакашвили с 5-миллиардными обвинениями в адрес команды премьера, и борды «Беги, кролик, беги», расставленные очередным «инструментом», и постоянные скандалы вокруг приближенных к Яценюку депутатов, несомненно дающих повод для разоблачений.

О том, что эти планы остались, свидетельствует не только информация из окружения Петра Порошенко, но и тот факт, что причины, побуждающие президента избавиться от нынешнего премьера, — никуда не делись. Во-первых, Порошенко убежден: сохранение Яценюка еще на год в премьерском кресле крайне негативно скажется на рейтинге самого президента. Петр Алексеевич считает премьера неэффективным руководителем исполнительной власти и, что важно, — премьером, переставшим впитывать негатив. Яценюк настолько пропитался отрицательным отношением общества, что больше уже не в состоянии выполнять функцию сорбента. Никто из нацелившихся на пост Порошенко в будущем не рассматривает Яценюка в качестве конкурента. А это означает, что в случае сохранения премьерского кресла за нелюбимцем публики, конкуренты Порошенко направят свои стрелы исключительно в него. Во-вторых, отставка Яценюка в представлении президента — это психологическая, эмоциональная перезагрузка ожиданий общества, которая даст ему чистый лист, где он сможет написать новую историю. Опять-таки, теоретически: а почему нет?

Наша история пестрит провалами электоральной памяти. А кроме того, средства саккумулированы, ручные инвестфонды роют копытом землю и рвут узду, осталось дать отмашку на большую приватизацию и хитрое землепользование. А сам — реформировать, реформировать и еще раз реформировать… Но пока это светлое будущее не наступило, есть и третья причина: политический рейтинг Яценюка находится в возмутительном несоответствии с долей в потоках. Эту несправедливость необходимо исправить. И отставка — лучший способ для этого. Теперь осталось решить, как избавиться от Арсения Петровича, не развалив при этом коалицию. Голоса за отставку премьера, в случае принятия решения, есть. Нет уверенности в голосах за имеющихся кандидатов на его место. Чисто технически отставить премьера можно одними голосами, а назначить — другими. Но «запасные» голоса находятся в тех фракциях, которые заинтересованы в досрочных парламентских выборах.

Активная коммуникация в квартете Тимошенко—Кривецкий—Коломойский—Левочкин дает некоторые результаты в виде объединений на местном уровне «Батьківщини», «Свободы», УКРОПа и Радикальной партии. Но знаменатель этого временного союза не столько интересы на местах, сколько стремление к досрочным парламентским выборам. И тут отставка премьера и развал коалиции могут быть дорожной картой к цели. Потенциально присоединиться к «четверке» может и Ахметов. Например, если отставка Яценюка свершится и он потеряет статус премьеропользователя. А если еще и оккупированные территории вольются во всеукраинский электорат, то что ж тут спрашивать… Отставить Яценюка можно еще одним способом — договорившись с ним. Но возникают два вопроса: цена договора и гарантии его выполнения. Первое — дорого. Второе — несовместимо с традициями украинской политики. Впрочем, есть и самый простой способ: арестовать Яценюка. У президентского губернатора Саакашвили есть же доказательная база? Тут тебе и перезагрузка народных ожиданий, и борьба с коррупцией небутафорская, и коалиция не рыпнется, и олигархи прищурятся, и рейтинг подпрыгнет… Но, вернемся к реальности.

Президент думает. У него есть время: затевать бучу до принятия бюджета и Налогового кодекса — самоубийство. А пока идет процесс утверждения этих двух непростых, жизненно-важных и мало кем прочитанных документов, ведутся поиски не только путей в игре, но и фишек. Управляемых и принимающих правила игры. Наиболее желаемым кандидатом на пост премьера для Петра Порошенко был бы Александр Турчинов. С ним президенту не страшно. Он все понимает, обо всем молчит, может организовать (тоже все) и при этом не претендовать на главный трон. Но Турчинов не особенно претендует и на премьерское кресло. А кроме того, Запад не воспринимает эту кандидатуру. Михеил Саакашвили — тот человек, которому президент может обещать премьерство, твердо зная, что пока в Вашингтоне у власти демократы — этому не бывать. Владимир Гройсман. Наши кураторы считают г-на Гройсмана сравнительно приемлемой кандидатурой. Настораживает лишь всеобщее отношение к Владимиру Борисовичу как к одному из президентских инструментов.

Но на Банковой все меньше довольны его работой. А он все меньше доволен тем, что за эту несказанно тяжелую работу ему достается так мало… Не то что Кононенко и Березенко! Оперился, словом, Гройсман. Джо Байден улетел. Велел сдаться в минский плен. Чистить зубы. Выносить мусор. Слушаться старших. Жить дружно. И тело гимнастикой мучить. Волны страха, восторга и подобострастия улеглись. Все вошло в привычные берега. И зашипело.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.