Как после самолетного кризиса между Россией и Турцией произошел переход от «стратегических интересов» к резкой враждебности?

Кто был причиной этого затмения разума? Кто раз и навсегда отбросил стратегические энергетические проекты, от которых в выигрыше оставались и Россия, и Турция? Кого беспокоила эта полезная для каждой из двух сторон ситуация?

Многие годы 57 крупных турецких фирм работали и расширяли свой бизнес в России, и были этим очень довольны. Россия наряду с Германией была важнейшим поставщиком туристов в Турцию. Некоторые наши города стали чуть ли не вторым домом для русских. Все эти факторы были обусловлены взаимными интересами сторон.

Все шло как по маслу, и вдруг на границе с Сирией возникли странные споры в воздухе. Пилот F-16 нажал на кнопку, и моментально между странами вспыхнула вражда. И Турция, и Россия были растеряны. Что произошло? Кто выпустил эту ракету?

Эрдоган и Путин тут же вступили в словесную войну. Они оба стали разжигать кризис, защищая своих пилотов. Путин, самолет которого был сбит, пошел еще дальше. Так, например, два дня назад российский корабль открыл огонь в Эгейском море.

Кто выиграл и кто проиграл?

Теперь совместные российско-турецкие проекты отложены в долгий ящик. Проиграла и Турция, и Россия. Торможение внешней торговли бьет и будет ударять по экономикам обеих стран.

В сфере туризма пострадали обе страны. Понесут убытки наши фирмы в России, пострадает их персонал. Поскольку дела остановились, терпеть ущерб начнет и Российская Федерация.

Проигравшие очевидны. Но, самое главное, крушение российского самолета сорвало экономическую и стратегическую интеграцию, которая естественным образом происходила между Россией и Турцией. При этом известно, что Турция понесет куда больше ущерба, чем Россия.

США и Израиль довольны. Как и Европа — за исключением Германии. Анкара не сможет торговаться с Западом в вопросе Курдистана, теперь ей придется больше слушать.

Эрдоган и выиграл, и проиграл. С одной стороны, он, судя по всему, заручился поддержкой Запада на фоне конфликта с Россией и усилил свои позиции во внутренней политике.

Но нарастающая враждебность России и Ирана к Анкаре неизбежно осложнит положение Эрдогана и внутри страны, и во внешней политике. Наружу вышли конкретные примеры того, как руководство Партии справедливости и развития (ПСР) расширяет и углубляет нестабильность вместо обещанной стабильности. А наши отношения с Россией, Ираном и Ираком серьезно осложнились.

Вопрос Курдистана и Москва

Кризис Анкара — Москва (Эрдоган — Путин) укрепляет положение тех, кто неотступно следует к своей цели — созданию независимого Курдистана.

Ничего удивительного, если Путин вслед за Западом начнет тайно или явно поддерживать Рабочую партию Курдистана (РПК). Поддержка РПК со стороны России и Ирана (а не только США и Европы) нанесет ущерб и Турции, и ПСР, и Эрдогану.

Основные интересы Турции

В последние годы Турция могла сохранять свои интересы на Западе, развивая экономические отношения с Россией. Так ей в некоторой мере удавалось диверсифицировать свои международные связи.

Ухудшение отношений Турции и России, очевидно, подорвет позиции Анкары на Западе. О том, что политика баланса позволит Турции усилить свое положение на Западе, я писал еще 7 марта 2002 года в этой колонке.

Далее последовали заговоры на почве «Эргенекона», операции «Кувалда» и так далее. А теперь в этом ряду тайных проектов против Турции и кризис Анкара — Москва?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.