Российский министр иностранных дел Сергей Лавров, ставший гостем на форуме «Средиземноморье: римский диалог», который был организован Институтом исследований международной политики (ISPI), преподал урок дипломатии Западу, где входит в моду принимать решения о судьбе и политике других государств. Слова премьер-министра Ренци, наоборот, стали сигналом резкого изменения позиции: Россия и Иран становятся не изолированными странами, а основными партнерами в борьбе против ИГИЛ. Пока Обама об этом не говорит, но кажется, ситуация начала меняться. Каким же образом?


Sputnik Italia узнал мнение по этому вопросу у директора сайта L’Intellettuale Dissidente и обозревателя газеты Il Giornale Себастьяно Капуто (Sebastiano Caputo).
 
Sputnik: Каково твое впечатление от форума по Средиземноморью и от конференции по Ливии?

Себастьяно Капуто: В эти дни Рим стал центральным городом, так как в нем происходили два важных события. Конференция по Средиземноморью оказалась очень интересной и, должен сказать, даже вызвала удивление. На открытии Маттео Ренци произнес безукоризненную и не вызывающую возражений речь, он выразил альтернативное, не соответствующее общепринятому, мнение. В своей речи он показал, что поддерживает российско-иранский дипломатический подход в отношении Ливии, Сирии и борьбы с ИГ. Мы видим, что Ренци определенным образом меняет и корректирует свою позицию, ведь еще некоторое время назад он вместе с другими западными государствами считал Россию и Иран маргинальными странами, находящимися в международной изоляции и в состоянии рецессии. Теперь Ренци изменил свою позицию, в том числе потому, что политика Обамы не привела к миру и стабильности в странах, которым угрожает «Исламское государство».

— В ходе переговоров стало еще очевиднее, что Россия является незаменимым партнером. С чем связано такое резкое изменение позиции Италии и других европейских стран?

— В ходе конференции Лавров высказал свои дипломатические взгляды по поводу сирийского конфликта и борьбы с ИГ. Кроме того, стоит напомнить, что Лавров встретился с Серджио Маттареллой в Палаццо Мадама и 50 итальянскими предпринимателями, которые работают с Россией. За день до этого Ренци стал одним из немногих, кто посмеялся над автоматическим продлением санкций против России.

Я думаю, что подобная переориентация Ренци произошла не столько из-за его чистосердечия, потому что, как и все политики, он действует согласно принципам оппортунизма, а скорее просто из-за понимания реальности. Вероятно, итальянские предприниматели оборвали уши Ренци разговорами об убытках, вызванных санкциями. Ренци понял, что должен каким-то образом заблокировать продление санкций и восстановить отношения с Россией, которые существовали между странами несколько лет назад.

— Произошла переоценка роли России также с точки зрения борьбы против ИГ: Франция стала первой, кто «сменил пластинку» после терактов в Париже.


— Абсолютно с этим согласен. Франция была еще более принципиальной в политическом плане, чем Италия, так как министр безопасности страны Лорен Фабиус еще два года назад говорил, что Башар Асад должен быть привлечен к ответственности за преступления против человечества. Он же заявлял, что фронт «Джабхат ан-Нусра» отлично поработал в Сирии. После терактов в Париже Олланд сразу же встретился с Путиным, а Фабиус тем временем признал, что в некоторых вопросах необходимо сотрудничать с регулярной сирийской армией для борьбы против ИГ.

Ситуация меняется, мир меняется и это, безусловно, связано со слабостью Обамы, который не делает ничего, в основном потому что в США приближаются выборы, и он не хочет компрометировать себя из-за геополитики.
 
— Говоря о борьбе с терроризмом, Ренци часто употребляет такие слова, как «культура» и «диалог». Как ты думаешь, при помощи какой стратегии можно победить ИГ?
 
— Это был интересный момент в речи Ренци — по поводу культуры. Премьер также сказал, что борьба против ИГ, особенно для европейских государств, идет на окраинах их столиц. При анализе данные о личности террористов становится понятно, что эти люди чаще всего имеют двойное гражданство, например, французско-алжирское или французское и марокканское. Они родились и выросли на городских окраинах, в кварталах, где наиболее сильно влияние ИГ, а бедность приводит к радикализации взглядов.


Если мы — европейцы — больше заинтересованы в том, чтобы бороться с ИГ на своей территории, на окраинах наших городов, то это не оправдывает военное вмешательство в другие страны. В Ираке и Сирии, где действует ИГ, уже есть вооруженные силы, которые ведут борьбу на протяжении четырех лет, и потому нет необходимости топтать землю сапогами, как сказал один безумный американский республиканец. Скорее надо поддержать те местные силы, которые уже воюют против ИГ.


— Тогда что ты думаешь по поводу бомбардировок позиций террористов в Сирии и о возможном создании международной коалиции?


— Единственное на сегодняшний момент серьезное выступление по этому поводу принадлежит Лаврову, при этом очень тонкое выступление. Ему удалось при помощи одних слов нанести удар по коалиции во главе с США, используя их же оружие — международное право. Лавров произнес очень яркую речь, заявив, что русские направили свою авиацию в Сирию на законном основании, действуя согласно договоренности с Дамаском — с правительством суверенной страны. По словам министра, в отличие от России, международная коалиция ведет бомбардировки как Сирии, так и Ирака совершенно незаконно, потому что действует в обход существующих институтов власти, то есть речь идет о вторжении на территорию.


Лавров надрал уши западным политикам, заявив, что необходимо покончить с этой навязчивой идеей о свержении политических лидеров, как в случае с Саддамом, Каддафи и теперь Башаром Асадом. Одержимость этой идеей в отношении политиков не приводит к стабильности, а наоборот провоцирует дестабилизацию и снижает уровень безопасности.


— Какова роль Рима в этом контексте, и какую роль он может сыграть в Средиземноморье?


— Тот факт, что обе конференции проходили в Риме, очень важен, потому что, с географической точки зрения, Италия является центром Средиземноморья. Можно даже сказать, что Италия больше средиземноморская страна, чем европейская.


Внешняя политика Ренци была очень слабой, он позволял действовать другим. Парадоксально, но тянуть время оказалось интересно. Что будет делать Италия? В Сирии она продолжит оказывать материально-техническую поддержку иракским курдам, которые воюют с ИГ около Мосула и Синджара, в то же время в Ливии Италия будет играть центральную роль в заключении соглашений между правительствами Тобрука и Триполи. В дальнейшем увидим, каково будет участие Италии в реализации этих соглашений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.