Наиболее вероятный вариант «перемен в России» (я бы ему дал процентов двадцать-двадцать пять) будет выглядеть примерно так. Режим Путина, совершенно железобетонный, будет медленно покрываться несокрушимым гранитом и броней. Все протестные выступления, даже самые жалкие, будут караться с такой силой, что о благословенных временах митинговой активности будут рассказывать вечерами на кухнях. Реальный срок за неправильный смайлик в «Фейсбуке» станет горькой обыденностью.

При этом либералы будут существовать и дальше и чувствовать себя неплохо. «Эхо» и «Дождь» станут дико популярны, потому что там останется хоть какое-то подобие жизни. И вдруг случится страшное. Некая капля переполнит чашу народного терпения. Капля эта будет совершенно идиотской, «до смехоты». Например — ментовская машина задавит старушку. Или — Путин повысит какой-нибудь налог. Или еще что-нибудь из серии «тыщу раз такое было».

И тут внезапно — в центре Москвы начнет собираться толпа. Поначалу очень разная. Какие-то «рассерженные предприниматели» на «газелях», старушки-пенсионерки на своих двоих, много молодежи, а также обычные психи с плакатиками про «жидовское царство» и «нас травят ядами». Естественно, их окружат стаи полицейских, но полицейские будут вести себя удивительно деликатно, и выпроваживать только совсем уж сумасшедших. Тем временем воздвигнется сама собой какая-то трибуна, откуда-то возьмутся и ораторы с матюгальниками.

Разумеется, туда прибегут и наши либералы во главе с Пархоменко, а также и Навальный со товарищами. Однако произойдет странное: им не то что будут совсем не рады, но поставят в конец очереди. А вещать будут совсем другие люди, никому доселе неизвестные. И что самое удивительное — это будут какие-то леваки. Причем такие, что Удальцову и Сахнину в нос бросятся. Откуда они возьмутся? А вот хрен его знает. Какая-то антифа, какие-то маленькие группки, о которых никто давно ничего не слышал. Но вещать они будут уверенно, хозяевато.

В тот же день будет заявлено, что новосозданный союз «Интерфронт — Левый Сектор» проведет шествие по Москве. Тематика — борьба с коррупцией, смена режима, антифашизм, наше отечество — все человечество, долой олигархов и чиновников, смерть путинскому режиму.

Шествие состоится. Под красными флагами. Причем толпень будет огроменной. Интересно, что к нему присоединятся и либералы: будет виден и Пархоменко, и Ахеджакова в колясочке, и Дима Быков прискачет как миленький. Правда, особо рвать попы они не будут, ибо откуда-то — не иначе как от духа самой Ванги — узнают, что их дальнейшая роль и перспектива — и дальше работать либеральной оппозицией, «и ничего кроме».

Тем временем в Останкине почему-то призовут самых отмороженных «врагов режима», которые дружно предскажут ему крах. Стас Белковский воссядет с Андреем Пионтковским и они объяснят друг дружке, что Россия — очень левая страна, что новая социалистическая революция, увы (или ура) неизбежна, что Путин доживает последние даже не дни, а часы. Следующие две недели телевизор будет буквально разрываться от таких прогнозов, телеведущие станут невероятно смелы и даже отважны, а уж гости и подавно.

События побегут галопом. Однажды ночью «Интерфронт» во главе с молодыми коммунистами Анатолием Брудастым и Виктором Хряпченко — чьи нехитрые биографии будут с утра пропечатаны во всех газетах — захватит здание Госдумы. Здание, правда, будет пустым, ничего интересного там не обнаружится. Но сам факт захвата и удержания этого сакрального вместилища власти будет крайне важен. Как и огромная толпа вокруг, которая будет защищать своим коллективным телом здание от вторжения.

Дальше власти будут мычать и телиться недели две, пока толпа не вырастет достаточно, не будет обеспечен постоянный подвоз продовольствия, не поставят биотуалеты, снятые с вокзалов и т.п. Появятся и фракции — «Радикальная Антифа», крутые ребята с замотанными лицами и арматурой в руках, а также толпа таджикских и узбекских мигрантов, руководимая каким-нибудь «Комитетом солидарности народов России». Через них же передадут и оружие. Отдельно будет кучка украинских товарищей, почему-то под жовто-блакитным прапором. К этим будет особое уважение.

Когда обстановочка созреет, Путин — а точнее, кто-то неизвестный в его окружении — «отдаст приказ на штурм». ОМОН начнет, потом вступят в действие «неизвестные снайперы» — в общем, все будет как всегда, по обычному постсоветскому сценарию. Кто-нибудь даже обратит на это внимание, но вот такие несвоевременные комментарии заткнут сразу. Путин бежит в Сибирь через два дня. Его ближайшее окружение в полном составе поддержит и возглавит революцию.

Через пять дней после «Московской бойни» временным и.о. президента России сделают товарища Хряпченко. Первая же его публичная речь будет посвящена гневному обличению нацистского, имперского, русско-националистического режима Путина и его приспешников. «Путинский национализм — гнойник, чудовище, гадина, которую надо раздавить раз и навсегда, чтобы у нашей страны появилось будущее», — закончит свою речь Хряпченко.

В этот же день Крым будет отдан Украине — безо всяких там формальностей, «публичным заявлением», а также проведены массовые чистки по стране — надо же избавиться от путинских нациков. Будут торжественно вытащены из своих берлог и публично изнасилованы на Красной Площади парочка никому не известных людей, объявленных «путинскими олигархами». Дальше начнется страшнейший передел собственности и дичайший вывоз на Запад, Восток, Юг и даже Север всего, что только вообще возможно вывезти и продать. Одновременно откроют границы для беженцев со всего мира, а российские паспорта будут раздавать через газетные киоски, например. Правительство возглавит Кудрин.

Довесок. Остальные варианты будут по смыслу такие же, но форма может быть несколько иной. Есть даже варианты, при которых правительство возглавит не Кудрин, а, скажем, Кириенко. Но это, чесгря, вопрос эстетический.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.