Кампания-2016, находящаяся пока в зачаточном состоянии, уже оказала нации немалую услугу, выявив взгляды кандидатов на очень важный, но нерешенный вопрос, который навис над американской внешней политикой после терактов 11 сентября. Лучше ли Америке от того, что она пытается смещать недружественные и опасные правительства, или ей следует мириться с ними и ограничиваться мерами сдерживания?

Этот вопрос терзает умы не только политических руководителей страны. Сегодня он расколол обе партии, что показали состоявшиеся на прошлой неделе дебаты демократов и республиканцев. Твердо на стороне смены режимов стоят сенатор-демократ Берни Сандерс (Bernie Sanders) и сенатор-республиканец Рэнд Пол (Rand Paul). К ним в той или иной степени присоединились кандидаты от Великой старой партии сенатор Тед Круз (Ted Cruz) и Дональд Трамп (Donald Trump). Больше они ни в чем не соглашаются, сколько ни ищите.

Непосредственной причиной этих дебатов стал сирийский президент Башар аль-Асад. Надо ли США пытаться сместить его, чтобы потом все могли сосредоточить усилия на разгроме «Исламского государства», которое создало на сирийской территории свой халифат? Или история последних лет показывает, что свержение ему подобных душегубов и диктаторов просто порождает хаос, в который засасывает американские войска, а также создает проблемы еще серьезнее тех, которые пытаются решить США?

Но этот аргумент вряд ли касается одной только Сирии. Речь идет о другом. Улучшили или ухудшили США ситуацию на Ближнем Востоке и в общей борьбе против исламского экстремизма, начав вторжение в Ирак с целью изгнания Саддама Хусейна? Лучше или хуже стало в регионе, стабильнее ли там ситуация без диктаторов типа Хосни Мубарака и Муаммара Каддафи? И должна ли быть целью американской политики в Иране смена тамошнего режима?


Это может показаться повторением дебатов о realpolitik, которые в 1970-х годах начали Генри Киссинджер и остальные. Суть realpolitik заключалась в том, что Соединенные Штаты должны мириться с существованием отвратительных типов и даже сотрудничать с ними, если это служит национальным интересам Америки.

Однако новые дебаты по вопросу смены режима отличаются в одном важном аспекте. Спор по вопросу realpolitik во многом носил нравственный характер: должны ли США свергать, скажем, мелкотравчатых диктаторов в Латинской Америке, допускающих нарушения прав человека, но служащих американским интересам, поскольку они противостоят распространению коммунизма?

Сегодня дебаты на тему смены режима имеют меньше отношения к нравственности и больше к практическим результатам. Те, кто поддерживает смену режимов, в меньшей степени говорят о том, что это морально правильная позиция, и в большей, что избавляться от ненавистных диктаторов, которые подпитывают озлобленный экстремизм своей жестокостью, надо ради укрепления стабильности, а следовательно, ради американских интересов. Диктаторы, утверждают сторонники смены режимов, сидят на пороховой бочке, которая взорвется тем сильнее, чем дольше они находятся у власти.

Противники смены режимов утверждают, что обеспечиваемая этими диктаторами стабильность лучше для американских интересов, чем прыжок в неизвестность и недовольство местного населения, возникающее тогда, когда для изгнания таких диктаторов США применяют силу. По мнению этих скептиков, сегодняшний хаос в Ливии и кровавая, растянувшаяся на десятилетие оккупация Ирака показывает, что опасности от смены режимов вполне реальны, а выгода может оказаться иллюзорной. Пусть лучше эти диктаторы сидят на своих местах. Не стоит их свергать, поскольку это откроет ящик Пандоры.

С такими доводами на республиканских дебатах на прошлой неделе весьма настойчиво выступал сенатор Тед Круз: «Асад плохой человек. Каддафи был плохим человеком. Мубарак был ужасен в вопросах прав человека. Но они помогали нам (по крайней мере, Каддафи и Мубарак) в борьбе против радикальных исламских террористов. Но если мы свергнем Асада, ИГИЛ захватит всю Сирию, а это нанесет еще больший вред интересам национальной безопасности США».

Трамп заявил: «Нельзя воевать с Асадом. Воюя с Асадом, мы воюем с Россией, а также с самыми разными силами и группировками».

Рэнд Пол сказал об этом еще более исчерпывающе: «Смена режима не ведет к победе. Свержение светских диктаторов на Ближнем Востоке ведет только к хаосу и к усилению радикального ислама». Его точку зрения поддержал Сандерс во время дебатов демократов. Его позиция по поводу смены режима находится в остром противоречии с мнением бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон: «Меня очень тревожит чрезмерное увлечение секретаря Клинтон сменами режимов и ее излишняя агрессивность, поскольку она ничего не знает о непреднамеренных последствиях».

Встречные аргументы на республиканских дебатах в краткой форме подытожил сенатор Марко Рубио (Marco Rubio): «Для начала, Асад вообще одна из главных причин существования ИГИЛ». Жестокость сирийского президента по отношению к суннитам в Сирии «привела к хаосу, который позволил ИГИЛ воспользоваться ситуацией и укрепить свои позиции».

По словам Клинтон, США должны попытаться сделать два дела одновременно: «работать с жесткими людьми, с диктаторами ради нашей собственной выгоды, и продвигать демократию».

Это трудный путь, подчеркнула она. Кампания-2016 показала, что в нашем запутанном мире с его меняющимися альянсами нет единогласия в вопросе о том, как его пройти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.