Эр-Рияд — Напористость Саудовской Аравии в ее отношениях с Исламской Республикой Иран достигло новой точки кипения. Какие новые проблемы привнесет расширяющееся противостояние Эр-Рияда и Тегерана в сложную обстановку в мире? Какие новые вызовы бросит это противостояние политикам региона и всем другим заинтересованным сторонам?

Фактор короля Салмана

Вся эта геополитическая путаница становится более интересной в связи с последствиями принятия в возрождающемся Саудовском Королевстве так называемой «Доктрины короля Салмана». 23 января исполнится ровно год с момента вступления Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда на престол Саудовской Аравии. На основе именно его доктрины в прошлом году была сформирована возглавляемая саудитами коалиция из более чем десятка стран с целью борьбы в Йемене против движения хуситов и возвращения во власть президента Абд-Раббу Мансура Хади.

Йемен, находящийся в своеобразном мягком подбрюшье саудовского государства, имеет важное стратегическое значения для обеспечения безопасности Королевства. В конце прошлого года «Доктрина короля Салмана» была обновлена и дополнена. 15 декабря 2015 года сын короля Салмана, заместитель наследного принца и министр обороны Мухаммад ибн Салман Аль Сауд объявил о создании Исламского суннитского военного альянса.

Доктрина короля Салмана таким образом распространяется за пределы Йемена. Король Салман и руководители Саудовской Аравии начинают следующий этап продвижения интересов Эр-Рияда на международной арене, демонстрируя единство и решительность в регионе и перед теми международными деятелями, которые имеют свои интересы на Ближнем Востоке. Другими словами, Королевство усиливается для того, чтобы противостоять экстремизму и терроризму во всех его формах, и ради объединения исламского мира против тех, кто стремится ниспровергнуть религиозные ценности и политические императивы, естественно так, как их понимают руководители Саудовской Аравии.

Заместитель наследного принца Мухаммад ибн Салман Аль Сауд провел 15 декабря 2015 года необычную ночную пресс-конференцию только для саудовских журналистов. Он объявил о создании нового «исламского военного альянса» для борьбы с «Даиш», т. е. «Исламским государством», как его называют в регионе, и Аль-Каидой. Провозглашение Мухаммадом ибн Салманом идеи создания этой суннитской религиозной силы, этого грандиозного проекта, весьма озадачило политологов, дипломатов и экспертов, занимающихся проблемами этого сложного региона. Многие задаются вопросом: что стоит за подобным шагом сына короля Саудовской Аравии? О чем именно он думает?

Есть один главный ответ: Мухаммад ибн Салман утверждает, что целью исламского военного альянса будет оказание взаимной антитеррористической помощи «по всему исламскому миру», в частности, в Афганистане, Египте, Ливии, Ираке, Сирии и т. д. Мухаммад ибн Салман также утверждает, что «Сегодня каждая исламская страна борется с терроризмом индивидуально».

Кроме того, заместитель наследного принца заявляет, что новый альянс «исходит из рвения мусульманского мира к борьбе с этой болезнью, которая нанесла вред прежде всего самому исламскому миру, а уже потом международному сообществу в целом». Этот исламский аспект важен, так как Мухаммад ибн Салман утверждает, что вера запрещает «коррупцию и разрушение в мире», и что терроризм является «серьезным нарушением человеческого достоинства и прав, в частности, права на жизнь и права на безопасность».

Стоит отметить, что нигде в его высказываниях не было никаких прямых упоминаний шиитов. Конечно, если не считать того факта, что Иран, Ирак, и, конечно, Сирия, не были включены в состав новой коалиции. При этом Ливан почему-то был объявлен суннитской страной и включен в новый альянс.

Иран резко отреагировал на действия Саудовской Аравии, особенно в свете казни властями Королевства шиитского проповедника Нимра аль-Нимра и последовавшего разрыва дипломатических отношений. Высший руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи предупредил, что Саудовской Аравии грозит «немедленная божественная месть». Иранская общественность также отреагировала достаточно бурно. Газета «Ватан-е Емруз» считает, что убийство аль-Нимра «привело слабые основы кровожадного правительства Саудовской Аравии ближе к его окончательному краху». В газете «Хэмаят» утверждают, что власти в Эр-Рияде должны понимать, что сторонники казненного священнослужителя в регионе «будут мстить». Даже реформистская «Шарк» заявляет, что «этот безответственный акт может усугубить религиозную напряженность в регионе» и предупреждает Тегеран «не втягиваться в опасную игру Эр-Рияда».

Вновь большое противостояние

Мир снова на пороге большого противостояния суннитского и шиитского ислама. Эр-Рияд хочет перезагрузить региональный порядок через изоляцию Ирана и заставить Исламскую Республику отступить, раскрыв его «злые намерения» не только в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, но и во всем мире. В течение многих лет Эр-Рияд и Тегеран являлись соперниками в борьбе за сердца и умы мусульманской уммы. Дават (мусульманский прозелитизм) является главным оружием в этой борьбе.

Тем не менее, в сочетании с политикой Эр-Рияд видит, что Тегеран продвигается более успешно и быстро, потому что в его доме царит порядок. Таким образом, Эр-Рияд старается сплотить суннитский дом, который видит ряд угроз для своих учреждений не только от «Исламского государства» и Аль-Каиды, но и от исламофобии в Европе и на Западе. Другими словами, Королевство хочет преодолеть кризис внутри суннитского сообщества, объединить все страны для новой волны защиты ценностей и убеждений, на фоне все более усложняющейся уммы, которая стремится к преодолению нового конфликта между суннитами и шиитами. Теперь в соответствии с саудовской точкой зрения пришло время для хранителя двух святынь выступить в качестве регионального и глобального лидера.

Непосредственное, основное влияние значительного религиозного раскола можно наблюдать на примере дипломатических инициатив в Сирии и Йемене. Саудовская Аравия видит, что ее политика и желания постепенно отходят на второй план на этих важнейших международных переговорах. Касательно Сирии саудитам пришлось пережить провал организованной ими в Эр-Рияде конференции по объединению всей сирийской оппозиции для переговоров. Все надежды Эр-Рияда были буквально похоронены, когда в результате российских авиаударов погиб глава движения «Джейш аль-Ислам» Захран Аллуш наряду с пятью другими высокопоставленными руководителями этой группы, аффилированной с Аль-Каидой.

Вдобавок ко всему саудовцы в ярости из-за того, что Россия и Соединенные Штаты договорились между собой о том, что президент Сирии Башар Асад останется в должности до 2017 года на время переходного периода. Для Саудовской Аравии это означает, что Америка полностью отключилась от сирийского политического процесса, и новые приоритеты политики Вашингтона в регионе будет определять уже следующая администрация.

На йеменском фронте Саудовская Аравия все еще видит, что иранцы полностью поддерживают восстание хуситов. Из-за продолжающихся неудач возглавляемой Саудовской Аравией военной операции «Возрождение надежды», и все более частых ракетных атак и военных экспедиций хуситов в южные саудовские провинции Джизан и Наджран, Эр-Рияд считает переговоры бесплодными в этой сверхнапряженной атмосфере. Сразу же после разрыва дипотношений с Ираном Саудовская Аравия отменила режим прекращения огня, установленный во время женевских переговоров между сторонами йеменского конфликта. В настоящее время бывший президент Йемена Али Абдалла Салех в отместку угрожает проникнуть глубже на территорию Саудовской Аравии с теми вооруженными силами, которые он контролирует. В целом, эти ключевые зоны боевых действий еще в течение многих лет не увидят мира.

Наиболее опасным в этой религиозной конфронтации является то, что она напрямую препятствует непосредственному участию Ирана в борьбе с «Исламским государством» и Аль-Каидой в Леванте. Тегеран является неотъемлемым и крайне важным участником борьбы по уничтожению этой заразы, которая является главной угрозой для порядка и безопасности на Ближнем Востоке. Саудовские действия против Ирана только поощряют «Исламское государство» и Аль-Каиду атаковать Эр-Рияд и его сторонников. С самого начала саудовско-иранского раздора около недели назад салафитские экстремисты стали призывать к нападениям на саудовские цели, включая полицейские участки и тюрьмы. Пока саудиты заняты борьбой с шиитами, салафитские экстремисты будут стараться расширить свое влияние в самой Саудовской Аравии.

С другой стороны известно, что сторонники и агенты Ирана в течение нескольких лет вынашивали планы по нападению на Саудовскую Аравию и интересы ее союзников, в связи с чем в южной части Ирака ими было сконцентрировано большое количество вооружений для использования в целенаправленной кампании мести.

То есть, мы имеем дело с парадоксальной ситуацией, в которой салафитские экстремисты и Иран имеют одного и того же противника. Некоторые мои собеседники из стран Персидского залива уже довольно откровенно говорят, что своими необдуманными действиями династия Саудитов практически совершает самоубийство и может привести к развалу Королевства.

Саудовская Аравия против Ирана за пределами Ближнего Востока

За пределами региона Ближнего Востока и Северной Африки интересы Ирана и Саудовской Аравии также сталкиваются в ряде ключевых стран. Например, в Таджикистане саудиты через Центр им. короля Салмана по гуманитарной помощи направляют в Душанбе сотни миллионов долларов в качестве помощи этой стране. Ираноязычный Таджикистан — бывшая советская республика, а ныне член ОДКБ — в настоящее время становится своеобразной отдушиной для Эр-Рияда. По иронии судьбы президент Таджикистана Эмомали Рахмон обсудил с королем Салманом и его сыном вопросы сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес, включая и борьбу с терроризмом. Телодвижения Рахмона, который имеет свои собственные проблемы с «Исламским государством» и распространением конфликта из соседнего Афганистана, настораживают не только Иран, но и Россию, которая наблюдает, как саудиты агрессивно проталкивают свои интересы на их собственном заднем дворе. Кроме того, Таджикистан заявил, что рассматривает предложение присоединиться к провозглашенному Саудовской Аравией исламскому военному альянсу. Время покажет, позволят ли внешние силы, такие как Россия, произойти этому, учитывая текущую гео-конфессиональную борьбу.

В то время, как Саудовская Аравия закрепляется на юге Средней Азии, Эр-Рияд, похоже, также активизирует свои силы в пакистанской провинции Белуджистан для организации нападения местных боевиков-сепаратистов на иранских полицейских в иранской провинции Систан-Белуджистан. Эта преимущественно суннитская провинция была источником волнений и нападений исламистских боевиков против шиитских властей Ирана. Взрыв бомбы в начале декабря 2015 года привел к гибели нескольких полицейских и троих гражданских лиц.

Это событие предвещает, что саудовцы могут активизировать свою поддержку для ударов по самому Ирану. «Джейш аль-Aдль» (армия справедливости), радикальная группировка, которая борется за права суннитов на юго-востоке Ирана, скорее всего, будет получать тайную поддержку от Саудовской Аравии, аналогично поддержке Эр-Риядом экстремистов в Сирии. Другие группы, которые также могут участвовать в этой игре, это вероятно «Ахль-э-Суннат Вай Джамаат», сторонники жесткой линии из «Джамиат Улема-е-Ислами-Назрияти» (Жуй-N) и «Джамиат Улема-е-Ислам-Фазал», которые являются про-джихадистскими группировками.

Важным аспектом проблемы является то, как должен себя вести Азербайджан в ситуации противостояния между Саудовской Аравией и Ираном. Формально Азербайджан считается шиитской страной, но любой внимательный наблюдатель знает, что эта дефиниция является культурной, а не религиозной. У Баку нет никакой реальной религиозной близости с Исламской Республикой. Вместо этого в отношениях между двумя странами более значимую роль играют этнические трения. Азербайджанские же отношения с Саудовской Аравией основаны на сотрудничестве в области энергетики и борьбы с терроризмом.

Энергетический фактор имеет решающее значение для долгосрочных целей страны в области разведки и транспортировки нефти и газа, но в то же время страдает от низких цен на нефть. Тем не менее, идея вступления Азербайджана в возглавляемый Саудовской Аравией исламский военный альянс также чревата опасностью. Хотя Баку и знает, что несколько сотен азербайджанцев борются в рядах «Исламского государства» в Леванте и Афганистане, сближение с Эр-Риядом на данном этапе может вызвать гнев не только Ирана, но и России. Азербайджан снова попал в тиски между неоимперским и религиозным конфликтами.

В целом, религиозная конфронтация между Саудовской Аравией и Ираном не предвещает ничего хорошего на целом ряде политических арен. 2016 год, скорее всего, станет годом новых опасностей, за которыми страны региона Ближнего Востока и Северной Африки должны внимательно следить и пытаться предпринять все необходимые действия для того, чтобы оставаться нейтральным, насколько это возможно, одновременно поддерживая свой экономический рост. Задачи на будущее не так просты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.