Бывший глава антитеррористического отдела лондонской полиции Кевин Херли (Kevin Hurley) вместе с командой BBC побывал на днях в лагере для мигрантов на окраине Кале во Франции. Херли заявил, что полиция не имеет власти в лагере, и что это место потенциально является укрытием для джихадистов, пытающихся проникнуть в Великобританию. Уже в самом лагере один из мигрантов сказал Херли, что здесь действительно есть люди, ведущие исламистскую пропаганду, хотя они и не являются членами ИГИЛ. Другой мигрант из Афганистана заявил, что за ночь до визита Херли в лагере произошло убийство. На заявление Херли ответила глава британской гуманитарной группы, работающей в Кале и оказывающей помощь мигрантам. Клэр Мосли (Claire Moseley) считает слова бывшего главы антитеррористического отдела лондонской полиции нелепыми, так как беженцев, желающих попасть в Великобританию, тщательно проверяют. Херли парировал, что невозможно проверить всех и каждого, тем более люди зачастую не имеют каких-либо документов.

Последняя крупная попытка мигрантов прорваться через Евротоннель в Великобританию произошла во второй половине декабря, когда одни мигранты отвлекали полицию беспорядками в центре города, в то время как грузовики штурмовались другой группой: сбивались замки, резались брезентовые покрытия, в машины летели камни. Полиция применяла слезоточивый газ. Сегодня в лагере находятся около шести тысяч мигрантов, которые не оставляют регулярных попыток попасть в Великобританию. Из силовых структур французами стянуты к лагерю и тоннелю около 1300 сотрудников и три броневика жандармерии, что, по словам представителей транспортных ассоциаций, явно недостаточно для обеспечения порядка и, если ситуация не изменится, то момент, когда водители начнут брать защиту в свои руки, становится просто вопросом времени. Это может привести к конфронтации водителей с мигрантами, увечьям или даже «к худшим» последствиям.


Сайт организации по поддержке мигрантов в Кале, сообщает уже о более двух десятках погибших мигрантов в лагере, на дорогах, в море, в тоннеле в 2015 году. Большинство погибших были сбиты грузовиками или погибли на рельсах, кого-то раздавило незакрепленным грузом уже внутри грузовика. Один из погибших, как предполагают в организации, умер после побоев, нанесенных водителями.

На Рождество была предпринята еще одна попытка попасть в тоннель. Траффик встал на час. После этого мэр Кале Натали Бушар (Nathalie Bouchart) в очередной раз обратилась к властям Франции с просьбой ввести в город войска, чтобы обеспечить контроль периметра лагеря, так как мигранты большими группами покидают лагерь, атакуют машины на дорогах и нарушают общественный порядок в городе. В декабре о желании видеть французскую армию в Кале заявлял и глава Ассоциации автомобильных перевозчиков Великобритании, по словам которого, мигранты вооружены ножами, арматурой, кидают камни с мостов в лобовое стекло, используют газовые баллончики. Также появляются новости о том, что было замечено и огнестрельное оружие.

На днях мигранты атаковали автобус с английскими школьниками, возвращающимися после новогодних праздников домой из итальянского горнолыжного курорта. Автобус забросали камнями, как минимум одно окно было разбито. Водитель принял решение не останавливаться, а на скорости проскочить толпу. Никто не пострадал, хотя у одного ребенка был приступ эпилепсии уже после произошедшего.

Впрочем, помимо смертей и беспорядков, есть и другая сторона медали. Иветт Купер (Yvette Cooper) на страницах The Guardian рассказывает о жизни в лагере. По ее словам, ситуация в Кале хуже, чем в Бейруте или на острове Лесбос, куда прибывает по пять тысяч человек в день, и где людьми занимаются, регистрируют, воссоединяют семьи. В лагере Кале — всего от пяти до шести тысяч человек, но ими никто не занимается. Никаких проверок личностей, никакого процесса по легализации или депортации, нет никаких вменяемых планов на этот счет у Франции, Великобритании, ООН или крупных гуманитарных организаций. Мигранты просто предоставлены сами себе. Люди в отчаянии, тем более, что сейчас зима, холодно, и нет никаких реальных надежд, что что-то изменится. Работники гуманитарных организаций говорят, что этот вовсе не крупный лагерь на окраине Франции — даже хуже, чем лагеря беженцев в Дарфуре и Сьерра-Леоне. Купер напоминает, что история с «Джунглями» в Кале не является чем-то новым для Франции и Великобритании. В 1999 году был открыт лагерь в Сангатте, который стал приютом для тысяч беженцев, которые также пытались попасть в Великобританию. Французы и англичане и тогда препирались два года, будучи не в состоянии решить проблему, обвиняя друг друга в потакании нелегальным мигрантам. В итоге ООН занялась регистрацией беженцев и ускоренной программой решения вопросов выдачи документов, Великобритания взяла тысячу иракских курдов и десятки афганцев, у которых были родственники в Великобритании, Франция снесла лагерь и усилила охрану порта и дорог. Слух о ликвидации лагеря быстро распространился, и число мигрантов и атак на грузовики резко упало на многие годы. Купер предлагает снова изучить этот опыт решения проблемы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.