Враг нашего врага вовсе не является нашим другом. Это должно быть ясно для всех, кто по-настоящему заинтересован в лучшем понимании мира и возможностей его изменения. Поэтому довольно удивительно и печально наблюдать за тем, как столько представителей левых взглядов восхваляют российского президента Владимира Путина в последние годы.

Наиболее интересным в этом наблюдении является то, что в 2012 г. левые силы всего мира приветствовали действия российской панк-группы феминисток Pussy Riot, направленные на ослабление политического могущества Путина. Но эти времена прошли. Сегодня многие левые видят в Путине противовес американской гегемонии на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии — стране, истощенной тоталитарными режимами, бесконечными войнами, сектантством, изменением климата и глобализацией.

С другой стороны, примечательно, что то же самое происходит и с правыми: ведущие консервативных радиостанций, комментаторы FoxNews, европейские правые радикалы, лидеры неонацистских организаций и кандидат в президенты США Дональд Трамп одобряют политику Путина. В свою очередь, Путин выразил поддержку Трампу. Мария Алехина (Маша) из Pussy Riot недавно сделала следующее заявление в отношении Дональда Трампа и Владимира Путина:

«Когда Путин пришел на свой первый или второй президентский срок, никто в России, на самом деле, не думал, что это надолго. Все шутили об этом. Никто и представить себе не мог, что через 5-6 лет у нас будет война на Украине, аннексия Крыма и эти проблемы в Сирии».

«Сегодня все шутят о Дональде Трампе, но от шутки до печальной реальности очень короткий путь, когда у вас действительно сумасшедший президент, предлагающий сломать каждую моральную и логическую норму. Поэтому я надеюсь, что он не станет президентом».

Без всякого сомнения, восхищение правых Путиным непосредственно связано с их ненавистью к президенту США Бараку Обаме. Не стоит забывать, что когда Буш был хозяином Белого дома, эти же правые силы были враждебно настроены к Кремлю. Подобная ситуация наблюдалась и в 2013 г., когда большинство представителей Конгресса отклонило план Обамы ударить по Сирии. Правые вдруг озаботились соблюдением прав человека? Нет, конечно. Им было политически выгодно не поддерживать милитаристские начинания Обамы? Именно так. В тот момент большинство американцев было против военной операции в Сирии. Но когда мнение международного сообщества изменилось, правые обрушились с критикой на Обаму за то, что он вовремя не предпринял необходимых шагов.

Многие мои друзья, придерживающиеся левых взглядов, говорили мне: «Винсент, ну разве не забавно наблюдать, как Путин берет верх над Обамой и Западом?» Я отвечал: «Нет, мне неинтересно вести какой-то абсурдный политический счет или играть в бессмысленные политические игры». Разве левые не должны демонстрировать более многогранный и изощренный ум, чем правые? Не это ли основное различие между двумя идеологическими полюсами? Действительно, среди левых должно было бы быть больше мыслителей, чем реакционеров.

Подобного можно было бы ожидать от наших врагов правого толка, но, определенно, не от наших левых союзников. Разве не так? Нет. Это особенно хорошо заметно на примере Сирии: левые обычно восхваляют Башара Асада, но выступают против его режима, в частности, обвиняя его в многочисленных нарушениях прав человека, жестокости и совершении преступлений. Но ведь левые ведут себя так с давних пор. В прошлом некоторые левые организации и индивидуумы поддерживали Саддама Хусейна, Иосифа Сталина, Муаммара Каддафи и другие авторитарные режимы.

То есть фундаментальной проблемой левых является мышление на основе дихотомии. Левые так же, как и правые, часто делят мир на белое и черное. Капитализм — это плохо, социализм — хорошо; неиерархические структуры — хорошо, иерархические — плохо; антиамериканские силы — хорошо, проамериканские — плохо; любая борьба с империализмом Запада — хорошо и т.д. Ясно, что если радикальные активисты заинтересованы в радикальном изменении современного мира, они должны отказаться от такого мышления, так как оно опасно и контрпродуктивно.

Помимо этого, хотелось бы надеяться, что левые обладают способностью к более всестороннему анализу ситуации. Ясно, что левые должны выступать против «дяди Сэма», когда США, как обычно, ведут себя агрессивно или совершают противоправные действия. И левые часто так и делают, но они также должны критиковать любые формы концентрации власти в руках государства и правления через корпорации, вне зависимости от страны, где это имеет место.

Левые всего мира должны были бы быть заинтересованы в образовании коалиции с радикальными организациями и движениями, которые пытаются протестовать против концентрации государственной власти и власти корпораций в России. Такие группы существуют, но они подвергаются жестким политическим репрессиям. Это происходит и в странах Ближнего Востока и Северной Африки, где действует большое количество прогрессивных сил, в основном, левого толка, но они маргинализированы или подвергаются атаке со стороны правительственных сил, террористических организаций, международных неправительственных организаций, иностранных армий и левых активистов, которые смотрят на мир более упрощенно.

Например, по словам Сары Лазар (Sarah Lazare), антиимпериалистические организации на Западе имеют большое количество прогрессивных союзников в Ираке. Вовсе не было необходимости поддерживать баасистский режим Саддама Хусейна, выступая против войны в Ираке (то же самое произошло и в Ливии спустя девять лет, но левые сыграли в ту же идеологическую игру и совершили те же политические ошибки). Такие движения, как Организация за свободу женщин в Ираке (OWFI), Народное движение за спасение Ирака, Организация студентов и молодежи за свободный Ирак и Профсоюз электриков Ирака выступили против западного империализма и, соответственно, против коррупции и преступлений свергнутого режима Саддама Хусейна и режимов, установленных в стране после 2003 г. при поддержке США.

Давайте вспомним, что главная задача левых — критиковать политику властей и предлагать альтернативы действующим институтам, а также требовать заключения политических и экономических соглашений как в России, так и в других странах. В истории сила левых была в критике институтов перед обществом, а не в субъективной интерпретации мировых событий. Другими словами, левые должны сосредоточить внимание на поиске форм проявления власти и государственных корпораций в мире, а не на поведении отдельных индивидуумов, таких, как Путин и Обама, в рамках этих структур. В конце концов, мы же хотим, чтобы общество изменилось. Не так ли? Разве интересно вести абсурдный подсчет политических очков, следя за тем, сколько раз Путин выставил на посмешище Обаму и Запад на международной политической арене?

Неудивительно, что в мире, очарованном индивидуумами, личностями, кумирами, образами и символами, как левые, так и правые восхищаются Путиным. Никто не обладает иммунитетом против неолиберальной болезни. Но важнее то, что наша борьба универсальна. Мы боремся с глобальной системой, и это требует глобального сопротивления. В большинстве своем, рабочий класс и беднота не определяют свое будущее, это делают за них государство и корпорации. Граждане России мало могут сказать о том, когда, как и будут ли сброшены российские бомбы. Это наша основная дилемма: отсутствие политической воли или политической власти?

Наконец, наша задача — оставаться критиками того, что находится в поле нашего зрения, будь то какой-либо президент или страна. Следовательно, если российская политика будет приведена в соответствие с ценностями и принципами левых или если российские бомбы упадут на невинных мирных граждан, активисты должны поднять голос и протестовать, а не искать предлогов для оправдания преступлений, совершенных государством, и коррупции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.