Магнус Нурелль — политолог, эксперт в области терроризма, политически мотивированного насилия, проблем демократии и безопасности Ближнего Востока и Средней Азии, бывший сотрудник Шведского института тотальной обороны, Шведской Военной академии, полиции безопасности СЭПО и военной разведки MUST. В настоящее время — доцент Вашингтонского института ближневосточной политики.

До «Возвращения Халифата» у Нурелля проблем с публикацией своих книг не было. «Я не думал, что с изданием этой книги возникнут проблемы, это оказалось большим сюрпризом, — с Магнусом Нуреллем мы разговаривали на Центральном вокзале Стокгольма, соответственно — звуковое сопровождение. — Мой тезис: все, что связано с исламом и исламизмом, в Швеции очень деликатно. Об этом стараются не говорить. Другого объяснения у меня нет. Во всех издательствах отвечали, что книга замечательна, актуальна и хорошо написана, но издать мы ее не можем…» Отказ пришел от дюжины издательских домов Швеции, среди них самые крупные: «Бонньерс», «Нурстедтс»…

Книга была закончена в апреле прошлого года, все лето Нурелль пытался ее куда-нибудь пристроить, и, когда он увидел, что ничего не выходит, он основал собственное издательство — Trail. «Халифат» вышел в середине ноября. «Исламское государство» (организация запрещена в России — прим. ред.) было провозглашено в 2014 году.

«Но идея халифата — древняя, существовала давно, с самого начала ислама, и книга была задумана как попытка объяснить происхождение халифата, — говорит автор. — Возникновение ИГИЛ застало шведских политиков врасплох, и это весьма примечательно. Попытки возродить халифат предпринимались в истории неоднократно. И проблема возникает тогда, когда «Исламское государство» пытаются свести единственно к террористической организации. Это, действительно, исламское государство, которое в некоторые отношениях функционирует лучше, чем некоторые страны Ближнего Востока. И, сводя все к террористической организации, закрывают глаза на наличие феномена. Боятся говорить о "Коране" в общем и целом, и эта проблема существует в Швеции в течение многих лет. Мы стараемся не обсуждать и политический ислам — исламизм».

Нурелль считает, что это тоже одна из причин того, что ни одно издательство не захотело публиковать его книгу. Есть и еще одна причина ее появления: «Когда возникло "Исламское государство", тогда многие люди Ближнего Востока говорили: "Это проблема, которую мы сами создали, и ответственность за ее решение лежит на нас". Но их голоса в Швеции не слышны. Я хотел сказать, что на арабском, исламском Ближнем Востоке, есть люди, которые против ИГ, и они — наша единственная надежда.  ИГ нацелено на создание халифата, сама идея носит наступательный характер, хотя, в военном плане, им приходится обороняться. Хотя, все идет волнами: сдавая территорию в Ираке, они расширяют свое присутствие в Сирии. Но вся пропагандистская машина ИГ — наступательная: "Приезжайте к нам, будем вместе строить исламское государство"».

Книга Магнуса Нурелля вышла накануне начала российских бомбардировок в Сирии. Нурелли считает, что вмешательство России влияние оказывает негативное влияние на конфликт: «Оно деструктивно и затягивает его разрешение, ничего позитивного в этом нет. И Путин не делает секрета из того, что в Сирию он пришел затем, чтобы поддержать Асада. И у России нет финансов на ведение этой войны. Военными средствами главную проблему не решить, это можно сделать только путем реформации ислама. И не надо выдавать желаемое за действительное. Нежелание обсуждать ислам уходит корнями в дело Салмана Рушди, когда он 25 лет назад опубликовал "Сатанинские стихи". Тогда такие обсуждения сделались очень щекотливыми. В Европе оказались не готовы к тому, что человека могут убить за статью, за рисунок, за книгу. И стали выдавливать из себя самые странные объяснения. Тогда стали пытаться отделять ислам от исламизма, что невероятно тупо. Таким образом тоже затягивают конфликт и создают трудности тем, кто настроен на реформы. 25 лет насилия, попыток заглушить дискуссии, запугать народ оставили в Европе глубокие следы. Настолько глубокие, что нормально обсуждать сегодня эту проблему крайне тяжело».

По этой же причине очень трудно говорить и об антисемитизме, убежден Нуррель. «Сегодня антисемитизм в Европе исходит от мигрантов-мусульман. Есть отчетливые доклады и исследования на эту тему. Это не странно, они «замаринованы в антисемитизме». И мы так боимся конфликта, что даже не осмеливаемся называть вещи своими именами. Нельзя запретить людям иметь свое мнение по тому или иному поводу, но можно воспрепятствовать им вести пропаганду и прибегать к насилию. Необходимо этому противостоять. Мы этого в Швеции еще и не начинали, систематически, по крайней мере. И, пока мы этим не займемся, проблема не исчезнет. Другая ее сторона — малочисленность еврейского населения Швеции. У этой группы населения нет влиятельно положения в обществе, и большая вероятность того, что на эту проблему просто махнут рукой», — считает Нурелль.

«Антисемитизм в Швеции — проблема, — но в этом автор книги «Возвращение халифата» ничего странного не видит. — Раньше ее не было, и потребности бороться с ней (со времен экономического бума 1950-1960 годов) до сих пор не было. Связь ислама с антисемитизмом никогда в Швеции не обсуждалась».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.