О том, что большая часть оружия в руках террористов принадлежит США и странам ЕС, известно уже давно. Мы слышали много раз: вооружения, отправляемые региональному правительству северного Ирака, попадают в руки Рабочей партии Курдистана (РПК) и Партии «Демократический союз» (PYD). О том, что все эти заявления и утверждения никто не опровергал, мы тоже не забыли. Также известно, что некоторые лидеры террористической организации РПК отсиживаются в странах ЕС, а деньги, которые они получают от этих стран, передаются организации. Разумеется, поддержка, которую западные страны оказывают террористической организации РПК, не ограничивается только оружием. Нельзя забывать, что силы США под названием «мобильная ударная сила» годами обучают террористов РПК. Многие годы казалось, что связь России с РПК не выходит за пределы политической поддержки. Но, как только США и силы коалиции принялись за переустройство Сирии после Ирака, Россия тоже начала действовать. Разве можно сказать, что включение России в игру и ее желание сохранить и еще более усилить свое присутствие в разделенной Сирии возникло независимо от США и стран ЕС?

В том, что все страны, которые можно назвать Западом — включая сюда страны ЕС, США и Россию — действуют неискренне в вопросе террора, нет никакой тайны. Их слова расходятся с делом, они даже не считают нужным скрывать те или иные структуры, события, которые способны причинить вред Турции и всему исламскому миру. Известно, что расчеты западных стран в отношении мусульманских государств не возникли сегодня, а сохраняются с давних пор. Несмотря на это, жажда слияния с хвалеными западными ценностями не утихает — прежде всего, в нашей стране. Если почитатели Запада полагают, что, когда мы примем западные оценочные суждения и вокруг нас возникнет общество с неопределенной идентичностью, место злых умыслов Запада в отношении исламского мира в целом и Турции в частности займут благие намерения и искренность, они глубоко заблуждаются. Важно осознать это, пока не поздно.


Полагаю, что сетовать при каждой возможности на неискренность западных стран (США, ЕС и России), но при этом говорить о пользе взаимодействия с ними во всех сферах, — значит быть еще более непоследовательными, чем Запад. Конечно, речь не идет о том, чтобы разорвать отношения со всеми на земном шаре и жить в одиночестве. Но как можно сначала говорить, что западные страны оказывают террористическим организациям любую поддержку (от создания до обучения, от поставки оружия до политической и финансовой помощи) и даже обвинять их в неискренности, а затем преподносить обществу вступление в ЕС как незаменимую цель или называть его снисходительные похлопывания по спине успехом? Думаю, это демонстрирует только нашу растерянность. Как будто исламскому миру чего-то не хватает, и ему во что бы то ни стало нужна поддержка западных стран. Можно ли положить конец лицемерию Запада без избавления от этого комплекса и проявления четкой позиции? Если сосуществование со странами, которые мы не считаем искренними, мы представляем в качестве насущной необходимости, разве это не является откровенным проявлением нашей неискренности?

С этой точки зрения, если мы действительно недовольны притворной позицией Запада и страдаем от нее, правильнее было бы биться не над интеграцией с ЕС, а над единством исламского мира. Мы не имеем права жаловаться на неискренность и лицемерие Запада, ссылаясь на то, что объединение исламского мира — непростая задача, и пытаясь уклониться от нее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.