«Я должна предупредить вас, Амира Хесс — сионистка», написала одна пропалестинская активистка из ЮАР два месяца назад. Когда она вышла из комнаты, по ее сердитому взгляду было понятно, что то, что я сказала ей и ее друзьям, не укладывалось в рамки. Я не поклонялась, к примеру, магическому решению конфликта путем создания одного государства (для израильтян и палестинских арабов — прим.пер), я не назвала войны против Газы геноцидом, я говорила, что недостаточно просто изучать колониальные корни Израиля. Следует помнить также историю нацистской машины смерти и тот факт, что страны мира отказались принимать еврейских беженцев в большом количестве.

Больше всего их возмутило, наверное, то, что я посмела сказать, что применение оружия сегодня не помогает борьбе палестинцев. И я критикую вооруженную борьбу не потому, что считаю себя израильтянкой. Я подчеркнула, что критикую этот вид борьбы как феминистка и социалистка. Я высмеяла мужскую аффектацию, привычку соревноваться друг с другом (солдаты между собой, солдаты с палестинцам), «у кого больше». У израильтян больше. Их возможности отомстить более разрушительные. Поэтому следует искать другие пути борьбы. В конце концов, существует революционная ответственность предотвращать разрушение и гибель, а не только понимать человеческое стремление отомстить.

Любой аудитории я говорю то, что она не хотела бы слышать. Сионистам я скажу, что насилие палестинцев на удивление незначительно по сравнению с насилием и унижением, которое систематически применяют против них израильские власти. На пропалестинской конференции в Голландии два года назад я говорила, что нельзя игнорировать религиозную связь иудаизма со Святой Землей. И там на меня злобно смотрели. Будто бы я никогда не писала против изгнания и депортации. На встрече с социалистической сионистской молодежью в ЮАР я сказала, что им нельзя приезжать в Израиль. Они, как и прочие белые, все еще пользуются преступно большими привилегиями времен апартеида. Им лучше остаться в своей стране и по-настоящему бороться за уничтожение преступлений апартеида. Сознательно воспользоваться еще одной привилегией и эмигрировать в Израиль — значит стать соучастником другого преступления по своему выбору. Нечто похожее я сказала на конференции Haaretz в Нью-Йорке на прошлой неделе. Публика состояла, в основном, из либеральных сионистов. Представители газеты подчеркнули, что Нaaretz — сионистское издание, и я сочла необходимым отделить себя от этой позиции. Сионизм призывает евреев диаспоры эмигрировать в Израиль. Пусть каждый либеральный еврей-сионист диаспоры знает, что и без эмиграции («репатриации») Израиль дает ему права, которых лишены родившиеся здесь палестинцы, или те, чьи родители родились здесь. Они могут приезжать, принимать гражданство, жить и работать по обе стороны «зеленой черты», вступать в брак с израильтянами, переезжать из США в Израиль и назад, не теряя прав ни там, ни там.

Все, что он дает евреям диаспоры, Израиль отбирает у палестинцев. Большинство палестинцев, живущих в других странах, не имеют права посетить страну своих предков (реальных, а не выдуманных, якобы живших тысячи лет назад). Тем, кому разрешают приехать, приходится подчиняться ограничениям, часто их не выпускают за пределы Западного берега. Большинству из них запрещено ездить в сектор Газы. Израиль не просто запрещает им вернуться на родину предков, но даже не позволяет поселиться в палестинских анклавах на Западном берегу. Палестинцы, бегущие от бойни в Сирии, даже мечтать не могут о самом естественном решении — возвращении и интеграции в стране исхода.

Израиль вообще запрещает палестинцам сектора Газы ездить: за границу, в Израиль, на Западный берег. Он запрещает им переезжать на Западный берег, запрещает тамошним палестинцам жить на 60% территории этого региона. Евреи из Бруклина и Тель-Авива могут хоть завтра переехать в Офру (поселок на Западном берегу — прим.пер.). Жители Сильвада, у которых украли землю, чтобы построить Офру, не могут поселиться в Яффо или построить поселок на окраине Иерусалима. Уроженцев Иерусалима изгоняют и лишают статуса постоянного жителя, если они посмеют жениться и работать в США.

Израиль использует еврейскую иммиграцию, чтобы оправдывать и расширять изгнание. Иммигрируя в Израиль, человек сознательно становится пособником политики апартеида, которая становится все более жесткой. Апартеид был признан преступлением. Мы, родившиеся в Израиле, сотрудничаем с ним вынужденно. Все, что мы можем, это использовать привилегии, чтобы бороться с привилегиями и сокращать масштабы изгнания. Это не только наша борьба. Израиль — не единственный в мире злой режим, наделяющий правами одних и лишающий прав других. Но это наш дом, который мы не выбирали.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.