В Стамбуле признаки наплыва сирийцев видны повсюду. Сирийские матери сидят на тротуарах с завернутыми в одеяла младенцами, дети из полностью разрушенного сирийского города Хомса ходят по переполненным трамваям, выпрашивая мелочь. Висят объявления на арабском языке о сдаче жилья внаем. Просто немыслимо, какое количество беженцев приняла у себя Турция — 2,5 миллиона человек. Это почти в три раза больше того количества, которое ищет убежища в Европе. И хотя турки народ гостеприимный, нагрузка на Турцию просто непомерная. А беженцы все прибывают. Это вызывает серьезную обеспокоенность, причем не только в Турции, но и в Брюсселе, так как если Турция не справится с проблемой мигрантов, это очень быстро станет нашей проблемой.

С начала сирийской войны Турция выполняет роль буферной зоны между Ближним Востоком и Европой. Это одно из тех мест, куда беженцы направляются в первую очередь, чтобы в безопасности подумать о том, как поступать дальше. В начале конфликта многие беженцы приезжали в Турцию в надежде на то, что насилие в их стране пойдет на убыль, и они смогут вернуться домой. Прошло пять лет, и они видят, как Турция все больше скатывается в хаос. Кто-то по вполне понятным причинам решил уехать, чтобы начать новую жизнь в благополучной Европе. Из одного миллиона беженцев и мигрантов, оказавшихся в прошлом году в Европе, 800 тысяч приехали в Грецию через Турцию.

Далеко не все они сирийцы. Среди вновь прибывших сирийцев около половины. Остальные главным образом иракцы и афганцы. Но Сирия сегодня самый крупный инкубатор беженцев, и ситуация там только ухудшается. Поэтому легко понять, почему Брюссель проявляет такой острый интерес к тому, чтобы Турция смогла (и захотела) разместить у себя 2,5 миллиона сирийцев: если турки решат, что с них хватит, и их беженцы двинутся дальше, мы станем свидетелями новой волны иммиграции, которая может оказаться мощнее прошлогодней.


Беженцы могут быть поразительно стойкими и изобретательными, но условия их жизни в Турции далеко не идеальны — хотя и лучше, чем в Ливане и Иордании. У большинства сирийцев нет права на работу, а работать нелегально значит получать низкую зарплату и жить в страхе перед внезапным увольнением. Учиться в школе и получать медицинскую помощь могут немногие. У сирийцев проблемы с языком, из-за чего они изолированы и растеряны. Глядя в будущее, где нет никаких перспектив, какой родитель не подумает о том, чтобы рискнуть и начать все заново ради своих детей? Неудивительно, что эгейское побережье Турции сегодня заполнили контрабандисты, перевозящие людей в Европу и продающие мечту о новой жизни в Германии или Скандинавии. Такая поездка может стоить от 800 до шести тысяч евро, в зависимости от спроса. Незаконная перевозка людей стала сегодня многомиллиардным бизнесом.

Что же делать запаниковавшему Евросоюзу? Пока ответ таков: подкупать Турцию, чтобы беженцы оставались там и никуда дальше не ехали. Турции обещано примерно три миллиарда евро из средств ЕС, а затем будут новые ассигнования. Брюссель также прельщает ее заманчивой перспективой безвизовых поездок в шенгенскую зону для турецких граждан. Утечка информации о ноябрьских переговорах между ЕС и Турцией дает представление о том, какой ожесточенный торг там шел. Турецкий министр иностранных дел осудил европейские миллиарды, назвав их оскорблением, а президент Реджеп Тайип Эрдоган напомнил бывшему премьер-министру Люксембурга Жан-Клоду Юнкеру, что вся его страна размером с небольшой турецкий город. «Мы можем в любой момент открыть двери в Грецию и Болгарию, мы можем посадить беженцев в автобусы», — заявил Эрдоган. Это было очень похоже на шантаж.

ЕС доказал, что он готов зажать нос и заключить сделку с Турцией, игнорируя то, что Анкара бросает за решетку журналистов и арестовывает ученых. Он капитулировал перед требованиями Эрдогана. Доклад ЕС с осуждением его жестоких мер против свободы выражения и возврата к насилию на юго-востоке, где проживает курдское большинство, был положен на полку вплоть до переизбрания Эрдогана в ноябре прошлого года. Очевидно, это было сделано по его просьбе. Такое решение вызвало изумление в Брюсселе, и один посол сказал, что ЕС сегодня «полностью зависит от прихоти султана».

Что касается турецкой части сделки, то она приняла ряд мер по пресечению незаконной переправки людей и пообещала построить больше школ для беженцев. Турция, наконец, заявила, что будет выдавать сирийцам разрешение на работу, правда точные сроки не назвала, поскольку здесь есть определенные проблемы. Работодатели с радостью нанимают сирийцев на черном рынке, и те работают на заводах и фермах за деньги, которые гораздо ниже минимальной заработной платы. Непонятно, останутся ли такие предложения о работе в силе, когда сирийцам надо будет платить достойную зарплату.

Многие турки гордятся той гостеприимностью, которую демонстрирует их страна. Но есть признаки того, что некоторые люди начинают терять терпение. Я знаю одну состоятельную стамбульскую семью, которая отремонтировала шесть пустых квартир и отдала их беженцам — но вскоре получила жалобу от соседей, которые заявили, что новые жильцы им не нужны, так как они занимаются мелкими кражами. В прошлом году 13-летний мальчик стал героем средств массовой информации, когда хозяин магазина в Измире избил его за то, что он продавал ткани за пределами магазина. Есть фотография, на которой видно, что у него в кровь разбит нос, а по щекам текут слезы.

В Турции и без того очень поляризованная политическая атмосфера. Общество ведет ожесточенные и порой агрессивные дискуссии о роли религии, о правах меньшинств и о поведении правящей Партии справедливости и развития. Такие опасные настроения легко могут перехлестнуть через край и породить общественное недовольство. Вот почему Эрдоган и Европа так нервничают, глядя на Сирию. Сколько еще приедет беженцев? И как мы с этим справимся?

Проблема для Турции (а следовательно, и для Европы) заключается в том, что первопричиной кризиса беженцев являются боевые действия в Сирии, которые продолжают усиливаться. Беспечно проигнорировав первую за два года попытку провести мирные переговоры по Сирии, российская авиация продолжает оказывать поддержку ведущим наступление правительственным войскам, не глядя, кого или что она атакует, нанося удары по школам, жилым домам, переполненным рынкам, и вынуждая отчаявшиеся семьи бежать к границе.

Турция утверждает, что Владимир Путин специально пытается усилить напряженность в Европе, увеличивая потоки беженцев. Скорее, Путин видит в этом удобный побочный эффект своего масштабного плана. Если он сокрушит всех, кто выступает против Башара аль-Асада (кроме «Исламского государства»), то у Запада не останется выхода, и он будет вынужден признать, что этот баасистский режим сохранит власть. Недавняя попытка провести мирные переговоры в Женеве была сорвана, когда Асад усилил свой натиск. Так что хаос в Сирии, похоже, затянется на годы. А это значит, что десятки тысяч новых сирийцев потянутся к турецкой границе, и это неизбежно усилит их приток в Европу.

Недавняя сделка с Брюсселем, равно как и требования США помешать транзиту боевиков ИГИЛ через Турцию в Сирию и обратно, привели к тому, что турецко-сирийская граница стала намного менее прозрачной, чем раньше. Открытых дверей для беженцев больше нет. Анкара не пустила на свою территорию 50 000 человек, бежавших от боевых действий в Алеппо, и в ответ на это в Европе тут же зазвучали откровенно лицемерные требования пропустить их. Есть предположения, что Турция, обеспокоенная приближением асадовских сил к своей границе, стремится создать буферную зону, чего она давно уже требует от Вашингтона. Ее конкретные намерения до конца не ясны, но что бы ни случилось, организации помощи предупреждают о том, что огромное количество покинувшего свои дома гражданского населения и яростные бои могут означать только одно: все больше и больше беженцев.

Турция непростой политический партнер. Эрдоган человек эмоционально неустойчивый, и он хорошо понимает, какая у него власть над ЕС. Если ему покажется, что Евросоюз не исполняет свою часть договоренности, он без колебаний создаст проблемы. Турция уже недовольна тем, что ЕС пока не заплатил обещанные деньги; да и никаких признаков запланированной программы прямого переселения тоже нет. Брюссель говорит, что не может начать, пока существенно не уменьшится число перебирающихся в Грецию людей. Но такого уменьшения ждать не приходится. Просто здесь крутятся очень большие деньги, и слишком много людей готово рисковать жизнью. На прошлой неделе на двух лодках за один день утонули еще 38 человек, 11 из них дети.

Количество сирийских беженцев увеличивается с каждым днем. Сегодня тысячи покинувших Алеппо и сосредоточившихся на турецкой границе людей спят под открытым небом и опасливо смотрят в небо в ожидании сирийских и российских боевых самолетов. На этой неделе ООН сообщила, что Алеппо скоро могут покинуть еще 150 с лишним тысяч человек. Турция заявляет, что общее число перемещенных лиц из этого города может со временем вырасти до 600 000. Далее в движение могут прийти сирийцы из удерживаемой повстанцами провинции Идлиб (а также нашедшие там пристанище беженцы). А в Дамаске только и разговоров что о продолжении наступления и об утрате позиций повстанцами.

Последствия всего этого нетрудно себе представить. За первые шесть недель нового года границу из Турции в Грецию пересекли 70 400 беженцев. Это почти в 10 раз больше, чем за тот же период прошлого года. Темпы бегства наверняка усилятся, потому что становится теплее, и скоро как раз подоспеет время референдума о членстве Британии в ЕС. Видимо, великое переселение только начинается.

Лора Питель живет в Стамбуле и пишет для Independent.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.