Прокурор Крыма Наталья Поклонская в понедельник, 15 февраля, обратилась в Верховный суд Крыма с требованием признать Меджлис крымскотатарского народа экстремистской организацией и запретить его деятельность в России. Поклонская лично вручила копию иска первому заместителю председателя Меджлиса Нариману Джелялову.

По словам Поклонской, запретить Меджлис потребовали другие крымскотатарские организации. В письме на ее имя от 2 февраля 2016 года стоят подписи пяти общественников.

В нем говорится, что лица, «возомнившие себя лидерами крымских татар», дискредитируют «мирный и трудолюбивый народ», требуют «деоккупации Крыма», чего не может быть, так как «нет никакой оккупации», а есть «воссоединение Крыма с Россией», поддержанное на референдуме «всеми народами» полуострова.

Один из подписантов — руководитель общественной организации «Къырым бирлиги» Сейтумер Ниметуллаев — рядом со своей подписью сделал приписку: «12000 членов общественной организации». Русской службе Би-би-си он пояснил, что не подписывался за всех членов, а просто обозначил их количество. Кроме того, Сейтумер Ниметуллаев не помнит, кто является автором письма.
Меджлис называет себя исполнительным органом крымских татар. Законодательным при нем является Курултай. Оба органа учреждены в 1991 году с целью ликвидации последствий геноцида советского государства в отношении крымских татар.


В 2013 году председатель Меджлиса со дня основания Мустафа Джемилев (также народный депутат Украины с 1998 года) заявил, что не будет вновь баллотироваться на этот пост. Новым председателем избран Рефат Чубаров. Ему и Джемилеву запрещен въезд в Россию до 2019 года.

С оружием или без

«Меджлис невозможно запретить, — говорит Мустафа Джемилев. — Он избран народом и может только самораспуститься решением национального съезда. Поэтому коллаборационисты давят на участников Меджлиса, выдворяют их из Крыма, пытаются создавать какие-то структуры взамен. Эти структуры возглавляют люди типа Ниметуллаева, бывшего главы администрации города Геническа в Херсонской области, против которого в Украине возбуждено дело о хищении в особо крупных размерах. Таким людям в Украине делать нечего».

Сейтумер Ниметуллаев, в свою очередь, обвиняет Меджлис в недемократичности.

«23 года прошли под единовластием Джемиля. Он делал только то, что ему нравится, если кто был против — Джемилю они были неугодны. Он хотел управлять крымскими татарами как Северной Кореей. Слово Меджлис теперь ассоциируется с ним, поэтому у органа, который будет представлять народ, должно быть другое название — собрание, или „Къырым“ — народ сам выберет», — комментирует общественник.
Джемилев считает, что восстановить территориальную целостность Украины можно, просвещая население Крыма. Так, из Киева по спутнику на крымскотатарском языке вещает телеканал ATR. Часть передач выходят на украинском, русском и турецком с украинскими субтитрами. В самом же Крыму недавно заработал провластный канал на крымскотатарском языке — «Миллет».

«Хотя многие крымские татары брезгуют получать российский паспорт, для большинства — это необходимость, — продолжает Джемилев. — Без него нельзя обратиться к врачу, нельзя устроиться на работу. Получить российский паспорт в Крыму — не то же самое, что поддерживать Россию. Настоящих коллаборационистов мало, их нужно просвещать. Я знаю случаи, когда соседи таких людей не приглашали на свадьбу».
Не помешает запрет Меджлиса и крымскотатарскому батальону, сформированному на границе с Крымом в 2015 году. По словам Джемилева, он будет наводить порядок после того, как полуостров покинут российские войска.

«При этом мы настаиваем на создании совместного батальона с министерством обороны Украины, который придет на помощь в случае этнических чисток — таких, как были, например, в Чечне», — заявляет Джемилев.

Между тем Нариман Джелянов, находящийся в Крыму, утверждает что организация не будет брать в руки оружие.

«Вся история национального движения крымских татар показывает, что мы всегда находим методы, которые соответствуют времени, обстоятельствам. Это всегда принципы ненасилия», — комментирует меджлисовец.

Турецкий след


Иск Поклонской совпал по времени со встречей представителей Меджлиса с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу. Обе стороны считают, что Крым оккупирован Россией.

Нариман Джелянов не связывает эту встречу с ухудшением отношений России и Турции.

«Ухудшаются у России с кем-то отношения или улучшаются — не имеет значения. Россия нарушила международное право, ей об этом говорят, она вынуждена реагировать. Это касается не только Крыма, но и Востока Украины, целых государств и международных объединений. Россия первая заинтересована в налаживании диалога. Но подобными действиями — запретами, арестами, обысками — пытается решить вопрос по-своему. История показывает, что такие методы не приводят к успеху», — резюмирует Джелянов.

По данным украинской переписи 2001 года, в Крыму насчитывалось 243 тыс. крымских татар. После того как Россия заявила, что Крым принадлежит ей, полуостров, по разным оценкам, покинули от нескольких сотен до 20 тысяч крымских татар.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.