Иранский эксперт по странам Ближнего Востока Масуд Асадоллахи (Masoud Asadollahi) в интервью национальному информационному агентству IRNA, сославшись на недавние победы сирийской армии и мрачную перспективу для вооруженной оппозиции и ее иностранных покровителей, заявил, что в случае расширения антитеррористической коалиции, в которую на данный момент входят Иран, Сирия и Россия, удастся выработать более подходящий политический метод решения сирийского кризиса.

События, происходящие в Сирии, обозначили начало новой фазы политического противостояния. Недавние победы сирийской армии в окрестностях Алеппо, на турецкой границе и в южных регионах страны, особенно в городе Даръа, означают тяжелое поражение террористических группировок и выставляют в невыгодном свете те иностранные государства, которые оказывают им свою помощь. После этих побед Башар Асад в своем последнем интервью зарубежным СМИ заявил о продолжении войны до полного освобождения Сирии от террористов и желании участвовать в мирных переговорах.

В целях решения сирийского кризиса на саммите безопасности в Мюнхене собрались представители 17 государств, имеющих свои интересы в Арабской Республике. Им удалось договориться об условиях прекращения огня и открытия коридоров для отправки гуманитарной помощи сирийскому народу. Об этом соглашении, принятом после долгих часов дискуссий, было заявлено рано утром 12 февраля.

Однако несмотря на то, что политические игроки смогли достигнуть определенного консенсуса на мюнхенском саммите, судьба дальнейших мирных переговоров до сих пор остается неясной. Они были начаты 29 января вскоре после предыдущего заседания под названием Женева-3, однако сирийская оппозиция под впечатлением от недавних побед правительственной армии и под давлением своих иностранных покровителей покинула стол переговоров. Из-за данного инцидента мирные переговоры пришлось приостановить до 25 февраля. Вслед за этим Саудовская Аравия, будучи главным сторонником противостоящей Дамаску вооруженной оппозиции, заявила, что готова отправить в Сирию свои сухопутные войска.

Соединенные Штаты поддержали это решение саудовских властей, после чего о своей готовности начать наземную операцию в Арабской Республике заявила и Анкара. В столь непростой ситуации в целях лучшего понимания событий, связанных с сирийским кризисом и происходящих в самой Сирии и за ее пределами, корреспондент аналитического отдела информационного агентства IRNA взял интервью у эксперта по Ближнему Востоку Масуда Асадоллахи.

По словам специалиста, принимая во внимание последние события на театре военных действий и победы правительственной армии после начала воздушной операции российских вооруженных сил и отправки в Сирию иранских оперативных советников, примерно с середины осени 2015 года баланс сил установился в пользу сирийского правительства. Военную операцию Саудовской Аравии против Сирии эксперт счел возможной только в том случае, если саудовцы отправят под видом собственных вооруженных сил наемников из других стран, таких как Судан, Сомали и Джибути.

Вместе с тем, Асадоллахи считает аналогичные действия со стороны Турции маловероятными, потому что эта страна, позиционируя себя членом НАТО, испытывает некоторую надежду на военную поддержку со стороны Североатлантического альянса после ее нападения на Сирию. Поэтому, как полагает эксперт, все действия в этом направлении будут осуществляться только после предварительного согласования с натовским командованием.

Касаясь попыток Турции создать в Сирии своеобразную зону отчуждения, аналитик подчеркнул, что данная проблема полностью ушла на второй план, потому как после начала операции российских военно-воздушных сил, установки в этой стране российской системы ракетной обороны С-400 и особенно новых побед сирийской армии в окрестностях Алеппо этот проект турецких властей полностью себя изжил.

Далее предлагаем нашим читателям текст интервью с Масудом Асадоллахи.

IRNA: Принимая во внимание недавние победы сирийской армии на севере и юге страны и оценивая в целом ситуацию на фронтах, как вы себе представляете в дальнейшем развитие боевых действий?


Масуд Асадоллахи: Если рассматривать ситуацию в Сирии примерно с марта 2015 года, то следует признать, что в первые шесть месяцев баланс сил был в пользу вооруженных группировок антиправительственной оппозиции. Приблизительно с конца апреля они вели успешные наступления и захватили такие города, как Идлиб, Джиср-эш-Шугур и Пальмиру, поставив центральное правительство в весьма опасную ситуацию. Силы самой сирийской армии уже были подточены предыдущими пятью годами противостояния. Тогда сложились такие условия, что, например, в распоряжении оппозиции оказалось большое количество весьма точных противотанковых ракет Tow, которые также использовали для уничтожения пехотных подразделений.

Учитывая все эти обстоятельства, баланс военных сил в Сирии требовалось кардинальным образом изменить. Поэтому Россия и начала свою военную операцию в этой стране. Это произошло в середине осени прошлого года. С конца сентября русские вплотную взялись за решение сирийского кризиса, организовав сильное подкрепление с воздуха для правительственных войск Арабской Республики. С другой стороны, сирийская армия расширила масштаб наземных операций и своих оперативных советников направила ей Исламская Республика Иран. До этого в Сирию из Ирана командировались только штабные советники для консультации командования сирийской армии, однако теперь, принимая во внимание последние события, к ним присоединились и оперативные советники.

Все это создало условия для уверенных побед сирийской армии и боевая обстановка в этой стране кардинальным образом изменилась, так что все мы стали свидетелями сокрушительных побед правительственных войск в Алеппо и освобождения городов Нубболь и Аз-Захра. В южной части страны сирийская армия тоже при поддержке российской авиации предприняла успешные наступления в городах Шейх-Мискин и Атман, подойдя к границе с Иорданией. На севере Латакии сирийской армии удалось нанести существенный удар по позициям террористов, укрывавшихся в горах Торкман и Джебель-аль-Акрад, и таким образом вплотную приблизиться к границе с Турцией. В Восточной Гуте после убийства Захрана Аллуша, лидера террористической группировки «Джаиш аль-Ислам», боевая обстановка тоже изменилась в пользу сирийской армии. В итоге, начиная примерно с октября прошлого года в военном отношении стало преобладать сирийское правительство.

— По мнению некоторых аналитиков, до нынешних побед усилия сирийской армии были направлены на то, чтобы контролировать районыв Латакии и Дамаска, однако последние заявления Башара Асада о новых наступлениях свидетельствуют о том, что его войска намереваются вытеснить противника уже во всех сирийских провинциях. Существует ли вероятность того, что правительственная армия вновь сможет вернуть себе контроль над всей территорией Сирии?

— Представление о том, что сирийская армия предпринимает усилия для укрепления своих позиций в Дамаске и Латакии и освобождения других провинций страны, по большей части является инсинуацией средств массовой информации и приемом психологической войны оппозиции. Сирийское правительство никогда не заявляло об этом. На протяжении последних пяти лет сирийская армия вела войну по всем фронтам. Распространяя подобные слухи, оппозиция стремилась внушить мировому сообществу, что сирийское правительство признало свое поражение и намеревается разделить страну. Касаясь того, каким окажется результат сирийской войны, следует сказать, что до тех пор, пока имеет место внешнее вмешательство со стороны Турции, Саудовской Аравии, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Иордании, США и других западных стран, сирийский кризис будет продолжаться. Если же удастся закрыть сирийскую границу и прекратить финансовую, резервистскую и оружейную помощь террористам, тогда их действительно удастся победить.

— Принимая во внимание ситуацию на фронтах, о которой вы сейчас говорили, кое-кто утверждает, что Саудовская Аравия и Турция всего лишь блефуют, когда угрожают отправить свои сухопутные войска в Сирию. С другой стороны, отдельные наблюдатели утверждают, что в ситуации, при которой террористические группировки не смогли реализовать интересы саудовских и турецких властей в Сирии, другой альтернативой непременно должна стать внешняя интервенция. Если смотреть на проблему под этим углом, то насколько серьезно намерение Саудовской Аравии и Турции начать свою военную кампанию в Арабской Республике?


— Анкара официально объявила, что в одиночку она не будет предпринимать вторжения в Сирию. Под этим турецкие власти подразумевают то, что для атаки им необходимо заручиться согласием Соединенных Штатов и НАТО. Поскольку Турция считает себя членом Североатлантического альянса, она рассчитывает, что этот военный блок окажет ей свою помощь в плане нападения на Сирию, поэтому в этом отношении ею не будет предпринято никаких действий без согласования с натовским командованием. Однако в нынешних условиях альянс не имеет никакого желания увеличивать масштаб военного противостояния в Сирии и предпринимать вторжение в эту страну.

Что касается Саудовской Аравии, то здесь необходимо отметить, что эта страна спустя 11 месяцев послей начала войны в Йемене так и не смогла добиться никаких результатов. Как же теперь она сможет ввести свои войска в Сирию, с которой у нее даже нет общей границы? Или же саудовцам придется использовать в качестве плацдарма территорию Иордании или Турции? Получается, что эти заявления Саудовской Аравии сродни политическому блефу. Дело в том, что в ходе освобождения городов Нубболь и Аз-Захра и прослушивания переговоров по рации находящихся там вооруженных группировок стали известны весьма любопытные сведения. Оказывается, члены этих группировок в открытую критикуют Саудовскую Аравию, Катар и Турцию за то, что в нынешних условиях, когда боевикам так нужна помощь этих стран, они предоставили их самим себе и не оказывают никакой помощи. Заявления Саудовской Аравии о ее намерении ввести свои войска в Сирию в действительности являются реакцией на протесты этих вооруженных группировок.

Конечно, существует вероятность того, что Эр-Рияд обратится за помощью наемников из других страны и якобы отправят их в Йемен под видом саудовских военных. Например, можно сформировать армию из граждан Судана, Сомали, Джибути и других стран и послать их в Сирию как бы от лица Саудовской Аравии. Разумеется, из этих наемников нельзя создать крупных военных формирований, потому как это обойдется слишком дорого.

— Учитывая тот факт, что лидеры стран, выступающих в поддержку сирийской оппозиции, доказали, что в региональных кризисах они действуют не слишком логично, существует ли вероятность того, что за счет военной атаки на Сирию они пытаются заставить действовать Североатлантический альянс и Соединенные Штаты?

— При логичном отношении к сирийской проблеме они этого никогда не сделают. Если же они примут неразумное решение, то его последствия отразятся не только на Сирии и разожгут войну во всем ближневосточном регионе. Следует сказать, что Запад не хотел бы такого исхода.

После террористических атак в Париже западные страны в первую очередь нацелены на противостояние с Исламским государством. Таким образом, даже в этом случае региональным игрокам не получится задействовать НАТО. Когда Турция сбила российский истребитель, вместо своего заявления о полной поддержке действий турецких военных Североатлантический альянс потребовал от обеих сторон конфликта проявлять сдержанность и крайне осторожно реагировать на это происшествие. С точки зрения Запада, обострение ближневосточных кризисов приведет к тому, что они переместятся в Европу.

— Насколько серьезен в нынешних условиях продвигаемый турецкими властями проект о создании на сирийской территории зоны отчуждения?


— Этот вопрос теперь целиком отошел на второй план. После начала военной операции России в Сирии и размещения там ракетного комплекса С-400 данный проект был снят с повестки дня, а после недавних побед сирийской армии в окрестностях Алеппо он фактически ничем не может быть подкреплен.

— Что сейчас необходимо предпринять Ирану, России и Сирии для предотвращения планов Саудовской Аравии, Турции и стран Запада?


— Коалиция Ирана, России и Сирии должна быть расширена. В частности, в нее необходимо включить Китай, власти которого весьма озабочены ситуацией в своих мусульманских провинциях. Кроме того, целесообразно подключить к сотрудничеству по борьбе с терроризмом такие влиятельные страны, как Индия и Бразилия. Чем многочисленнее будет эта коалиция, тем больше сократится угроза терроризма и тем успешнее станет реализовываться политический метод решения тех или иных кризисов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.