Неужели Россия стала камнем преткновения на Ближнем Востоке, в частности, в регионе Персидского залива?

Действительно, с начала вмешательства в сирийский кризис Россия стремится предстать перед международным сообществом в образе борца с терроризмом и экстремизмом, и это вызывает непрекращающиеся споры. Бряцание оружием на поле боя, безусловно, способствует успеху, особенно при очевидном малодушии и нерешительности американцев. Именно по этому поводу высказался соратник генерального канцлера Германии Ангелы Меркель Норберт Реттген: «У России появилось огромное влияние в регионе, и это изменило исторически сложившееся стандарты». В настоящий момент ситуация концентрируется вокруг новых реалий, которые Москва старательно привносит в регион Персидского залива. Однако все ее действия коренным образом касаются США, с которой она играет шахматную партию — несмотря на то, что эта игра негативно влияет на мир во всем мире и на Ближнем Востоке, в частности.

Что стало причиной происходящего?

Безусловно, удовлетворение России по поводу стратегического партнерства с Ираном беспрецедентно. Как выразился министр обороны России Сергей Шойгу на встрече со своим иранским коллегой Хосейном Дехганом, «Москва принимает участие в операциях, связанных с общими для партнеров вызовами и угрозами».   

О каких именно «общих угрозах» говорит Шойгу, если сам Иран всей своей историей доказал, что всегда только и стремился породить идеологическую революцию во всем Ближневосточном регионе?

То, что творит Москва, на самом деле очень опасно. Путин снабжает Тегеран оружием, и это побудило региональных игроков включиться в традиционную гонку вооружений, в том числе с помощью оружия нетрадиционного. Однако на протяжении долгого времени единственным «серьезным продавцом» в этом регионе был Вашингтон.

Во время написания этих строк Россия передала Ирану первую партию ракет С-300. Кажется, что попытки Тегерана убедить Москву продать ему ракетные комплексы С-400 почти увенчались успехом. Надо сказать, что такие ракетные комплексы имеются на вооружении только у российской армии. И в случае, если Россия даст добро, эта поставка осуществится в рамках еще одной ожидаемой сделки между Тегераном и Москвой, которая по скромным подсчетам может превзойти 10 миллиардов долларов.

Без сомнения, если Иран осуществит задуманное — поэтапно или единовременно — этот шаг сможет привести его к серьезному конфликту с Западом, хотя подписи под Соглашением по ядерной программе Ирана были поставлены совсем недавно. Вопрос в том, на кого направит Тегеран свои «ядовитые стрелы»?


На карте региона не осталось никого, кроме арабских стран Залива, кто бы еще обладал имперскими амбициями. И этот факт доставляет особое беспокойство идеологам российской политики и ее исполнителям. Поэтому «оружейная сделка» имеет под собой одну главную цель — сделать Тегеран эпицентром толчков нестабильности для Ближнего Востока, что в свою очередь делает Россию «камнем преткновения» на пути решения проблемы. И ее планы никак не связаны с борьбой с терроризмом в регионе и ликвидацией ИГИЛ.

Что касается новой ожидаемой сделки между Москвой и Тегераном по поставкам оружия, то в случае положительного результата Россия поставит иранской стороне береговые мобильные ракетные комплексы «Бастион», оснащенные сверхзвуковыми противокорабельными ракетами «Яхонт», учебно-боевые самолеты Як-130, вертолеты семейства Ми-8 и Ми-17, надводные корабли класса фрегат, дизель-электрические подводные лодки и ряд других образцов техники.

Что вызывает еще большую озабоченность, так это попытка Ирана получить на вооружение современные российские истребители Су-30СМ производства концерна «Сухой». Если истребители попадут на вооружение военно-воздушных сил Ирана, то это обеспечит ему серьезную техническую модернизацию, которую в стране приостановили как минимум 30 лет назад. Более того, не исключено, что Тегеран сможет получить от Москвы лицензию на производство этого типа истребителей на территории Ирана.

В то время, как Тегеран пребывает в эйфории после подписания Соглашения по ядерной программе и начинает расходовать деньги, которые долгое время были заморожены американцами, Вашингтон вынужден расплачиваться за то, что постоянно повторяет ошибки прошлого и не учится на чужих человеческих трагедиях.

Возникает главный вопрос: говорит ли происходящее о том, что Москва стала ли по-настоящему близкой и уважаемой в глазах Тегерана? Кажется, что и Москва сильно ошибается, когда не обращает внимания на глубину стремлений и скрытые догматические особенности Ирана и иранцев, считая Тегеран инструментом для осуществления своих стратегических целей. Если точнее, то она стремится обеспечить себе устойчивое положение в мире, чтобы иметь возможность побудить США к военному и политическому партнерству. А Иран, в ее понимании, — всего лишь пешка в шахматной игре, которой можно ходить то вправо, то влево, меняя баланс сил в регионе, а также в случае необходимости пресечь дорогу американцам, если они вдруг направятся в Азию.

Должны ли страны Залива и другие арабские страны снова расплачиваться за это вечное противостояние? Ведь силы НАТО давно пытаются справиться со стратегическим дисбалансом в регионе, сотворенным Россией. Теперь мы имеем дело еще и с вооруженным Ираном!

Ясно одно — Россия сделала все необходимое, чтобы загнать мир в ловушку…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.