Европейский союз, столкнувшийся с кризисом беженцев и спорами о выходе Великобритании из его состава, проходит через непростой период. Причем, настолько непростой, что на обсуждение вынесен даже принцип свободного передвижения — важнейшее измерение евроинтеграции, а некоторые страны ЕС восстановили пограничный контроль.

Как только Франция объявила о своем решении закрыть лагерь беженцев в Кале, чтобы «спастись» от наплыва мигрантов, прибывающих сюда в надежде добраться до Великобритании, правительство Бельгии охватил ужас: «они все будут здесь». Задействовав несколько сотен полицейских, бельгийские власти ввели паспортный контроль на границе с Францией и начали обыски транспортных средств.

Несмотря на эти события, европейские страны, кажется, не отказались от углубления сотрудничества в некоторых областях. Их главная мотивация — страх перед терроризмом. Споры об уязвимости безопасности и слабости разведки, которые, как вы помните, вспыхнули между Францией и Бельгией после парижских терактов в ноябре, вылились в настоящий кризис. После этого Европейская комиссия подчеркнула важность сотрудничества в области разведки и отметила необходимость создать что-то вроде европейского ЦРУ.

Учитывая, что террористы и террористические организации, как правило, действуют на международном уровне, становится нетрудно понять, почему Европа считает необходимыми такие меры. Странно, что такого сотрудничества не было раньше. В составе Европола есть подразделение, нацеленное на обмен разведывательной информацией, но можно сделать вывод, что оно работает недостаточно эффективно.
Страны Европы, чувствительные в вопросах национальной безопасности, отнеслись к предложению ЕС учредить такую структуру, как «Европейская разведывательная организация», не самым доброжелательным образом. Вместо этого они предложили создать виртуальную платформу, обеспечивающую обмен разведданными. Согласно принятому на прошлой неделе решению, она начнет действовать 1 июля 2016 года среди 28 стран-членов ЕС и Швейцарии.

Официальные лица ЕС отмечают, что эта платформа будет создана в первую очередь «для того, чтобы следить за действиями иностранных боевиков». Это вызывает, например, такой вопрос: будет ли платформа наблюдать за гражданами ЕС, которые едут в Сирию из Франции, Бельгии, Нидерландов или Великобритании, чтобы воевать в рядах ИГИЛ, а затем зачастую возвращаются обратно? Или же речь идет о «террористической угрозе, исходящей от иностранцев», то есть предполагает по сути слежку за действиями беженцев?

Главная особенность новой платформы обмена разведывательной информацией заключается в том, что она будет создана не в составе ЕС, а как независимый институт. Деятельность платформы предполагает, что разведданные будут стекаться в некий общий пул — хотя раньше ими обычно обменивались на двусторонней основе — и будут открыты для совместного использования.


Несмотря на пространные речи об общих угрозах и сотрудничестве, государства не слишком стремятся к обмену информацией, которой они располагают. Да и разведывательные службы, очевидно, не вполне довольны разоблачением их источников и методов. Кроме того, невозможно проконтролировать, какой объем информации, имеющейся у соответствующих государств, они будут передавать в пул. Также неясно, какие страны ЕС, в какой мере и насколько эффективно смогут просматривать накапливающиеся в общем пуле сведения.

Обмен разведданными основан прежде всего на взаимном доверии. И странам-членам ЕС, которые не могут прийти к согласию по очень многим жизненно важным вопросам — от кризиса беженцев до отношений с США, от украинского досье до гражданской войны в Сирии, от позиции в отношении России до взгляда на Турцию, — будет не так-то просто эффективно использовать эту платформу.

Международная террористическая угроза, беженцы, обмен разведданными… Планирует ли Европа однажды начать чем-нибудь обмениваться и с Турцией?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.