В контексте обсуждения в Совбезе ООН проекта резолюции по Сирии, представленного Россией (в которой подтверждаются суверенитет и территориальная целостность страны и исключаются вооруженные операции против нее с территории третьих стран), снова выходит на повестку вопрос о том, что же собираются предпринять ближайшие союзники Дамаска. Запад, по словам представителей США и президента Франции, вернулся к идее создания «бесполетных зон» в небе Сирии. Судя по тому, что Саудовская Аравия направляет в Турцию и Иорданию военный контингент и авиацию, а в западной прессе уже «обсуждают» направления вхождения турок и саудитов в Сирию, можно предположить, что эти страны в действительности стремятся к эскалации напряжения или же к опосредованной войне. Но войны с кем — с Сирией? Этот вопрос стал более уместным после того, как было объявлено о достижении договоренностей между Россией и США о перемирии в Сирии.

Публично Запад совместно с Турцией и Саудовской Аравией требует прекратить авиаудары российских Военно-космический сил и наземные атаки сухопутных сил сирийской армии и ее союзников. По сути, эта «коалиция» требует от Сирии и ее союзников… безоговорочной капитуляции. Между тем, США отзывают свои бомбардировщики из Сирии и Ирака, и поступают сведения о том, что НАТО не поддержит Турцию в случае «столкновения с Россией». Увы, Запад по-прежнему занят «демонизацией» России и ее союзников, и Сирии это даже не касается. Цель турецких и саудовских политтехнологов преувеличить реальные размеры подготовительных действий, но вряд ли дело дойдет до «травли» Турцией и Саудовской Аравией России. Никто не захочет, чтобы член НАТО или союзник США начал войну против державы, которая обладает правом даже на превентивный ядерный удар.

Значит, на самом деле не исключено, что у военных приготовлений Турции и Саудовской Аравии одинаковая цель — вроде бы освобожденный от западных санкций Иран. Тем более, что в Иране скоро намечаются парламентские выборы, которые имеют большое значение. Кто же укрепит свои позиции — консерваторы или реформаторы, к которым, по мнению Запада, скорее всего, принадлежат президент Ирана Хасан Роухани и Мохаммад Джавад Зариф?

А публично турки и американцы притворяются, что вся проблема в том, что Анкара и Вашингтон по-разному относятся к сирийским курдам. Продолжаются также обстрелы сирийских курдов как как в районе Аллепо, который, якобы стремится спасти Турция, так и в районах Айн Эл Араби, Эл Эамшли и Дейр Эл Зора. И только саудиты не скрывают, что их главная цель — Иран. Эр-Рияд дошел до того, что распространяет свою агрессивную иранофобию то на спорт (требует отменить игры Футбольной азиатской конфедерации в Иране), то в американских СМИ (ложные обвинения министра иностранных дел Адел ал Джубейра в New York Times, где очередной принц называет Иран «главным спонсором терроризма в мире», указывая на Йемен и Сирию). Не похоже ли это на обвинения Запада и Израиля в адрес Тегерана?

Это старый трюк, который отображен еще в пословице «На воре и шапка горит». Ведь ни для кого не секрет, что саудиты связаны с крупномасштабной финансовой и иной помощью, поставляемой суннитским террористическим организациям и группировкам, как в Йемене, так и в Сирии. Но так или иначе есть какая-то связь между первыми парламентскими выборами в Иране и планами Запада, Турции и Саудовской Аравии по эскалации напряжения в Сирии. Об этом знают и в Иране.

Не случайно 17 и 19 февраля верховный лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хосейни Хаменеи «по обычаю» подчеркнул не только то, что действия США и некоторых стран ЕС по отношению к Ирану продиктованы «всеобъемлющей сионистской сетью», но и предостерег, что США собираются поставить под сомнение решения, которые примет Совет защитников конституции Ирана, объявляя выборы в Меджлис и Совет экспертов незаконными. А замминистра внутренних дел Хосейн Звлфакари заявил, что пограничные службы Ирана задержали нескольких представителей антиреволюционных группировок, которые собирались провалить предстоящие выборы.

Как подчеркивали иранские СМИ, ранее Золфакари заявлял, что службам безопасности Ирана удалось пресечь вход в страну иностранных шпионов, которые собирались произвести разведывательные работы в Иране. Ситуация кажется настолько решающей, что иранские власти ведут активную работу с национальными и религиозными меньшинствами. Например, аятолла Хаманеи приехал лично выступать в Восточном Азербайджане, который является преимущественно тюркоязычной провинцией. А от имени армянской общины выступил руководитель армян города Орумие Пайлак Саак, который подчеркнул, что армяне собираются массово участвовать в предстоящих выборах. Он подчеркнул, что обвинения в адрес Ирана, продиктованные Западом, что якобы некоторые элементы, выступая в качестве защитников прав человека, нарушают права религиозных меньшинств, «всего лишь попытки дискредитировать Иран».

Фактически вся группа антииранских сил во главе с США возвращается к попыткам разыграть, скажем, «суннитскую карту» или же вмешаться во внутренние национальные вопросы многонационального Ирана. Иными словами, наблюдается возврат к ситуации 2002-2006 годов, когда хотели разжечь тюркоязычные северные провинции, а также арабоязычный Хузистан и провинцию Систан-Белуджистан. Однако Тегеран готов к этому, готовы так же национальные и религиозные меньшинства Ирана. Например, осенью прошлого года арабские жители города Дзфул сами передали властям тех «революционеров», которые признались, что их подготовили американцы на территории Ирака, и так далее. А подготовка каких-то внешних агрессивных операций, возможно, всего лишь фон для того, чтобы турки и саудиты «революционизировали Иран голосом Америки». В связи с этим возникает вопрос — как готовится Тегеран ко всем этим волнениям Запада и кукольных суннитских государств?

Это было однозначно продемонстрировано во время последнего визита министра обороны Ирана бригадного генерала Хосейна Дахгани в Россию. Об особом значении этого визита и, как отметили иранские СМИ, встреч на высоком официальном уровне, говорит также тот факт, что помимо министра обороны Сергея Шойгу, всю иранскую делегацию в Кремле принял также президент России Владимир Путин. О нюансах переговоров Путина с иранцами мы вряд ли что-нибудь узнаем. Но в целом известно, что «Россия и Иран столкнулись с общими региональными вызовами, которые требуют совместных усилий». Так охарактеризовали министры обороны двух стран ситуацию и динамику российско-иранских отношений в военной и военно-политической сферах.

Обратимся к тому, что писали передовые СМИ Ирана, начиная с IRNA, о встрече Путина с Дехганом. В Тегеране отметили, что во время встречи президент России выразил удовлетворенность расширением сотрудничества в области обороны и безопасности между Тегераном и Москвой. Он подчеркнул искренность и неизбежность этого сотрудничества в рамках договоренностей между двумя странами. Путин высоко оценил стратегические отношения Ирана и России в вопросе предотвращения и борьбы с региональными кризисами и сказал, что для создания стабильной безопасности в регионе роли двух стран очень важны. Также Путин приветствовал выход Ирана на международные рынки вслед за реализацией всеобъемлющего плана действий, считая это естественным правом Ирана.

Бригадный генерал Дехган, в свою очередь, передал приветствия верховного лидера Исламской революции и президента Роухани. Министр обороны высоко оценил сотрудничество двух стран в области обороны и безопасности, отметив их конструктивность. «Отношения между Москвой и Тегераном стратегические и долгосрочные», — сказал Дехгани. Министр обороны Ирана отметил продуктивность президента России, стратегические и роковые решения в сложных региональных кризисах, и заявил, что терроризм в регионе нужно искоренять путем тесного сотрудничества и согласованных действий. Во время этой встречи, на которой присутствовали также премьер-министр и министр обороны России, Дехган указал на волю руководителей двух стран развивать и углублять многосторонние отношения. «Этот процесс может стать удобным поводом для регионального сотрудничества», — в частности, заявил бригадный генерал. Во время встречи министра обороны Ирана и главы Рособоронэкспорта российский чиновник заявил: «Новое поколение самолетов-истребителей Су-30 и получение технологий аэронавигационных систем являются областями, представляющими интерес для сотрудничества с Ираном».

Именно после всего этого в иранских и российских СМИ появилась информация о том, что стороны принципиально договорились о продаже Россией Ирану вооружений на 8 миллиардов долларов. А сам Дехган после Москвы направился в Астрахань, где в рамках закрытого мероприятия участвовал на церемонии отправки первых зенитно-ракетных комплексов С-300 ПМУ в Иран. Уже 18 февраля помощник начальника Генерального штаба Вооруженных сил Ирана Мустафа Айзади подтвердил отгрузку первых С-300 через Каспий. Контракт на закупку российских многофункциональных истребителей Су-30 СМ Ираном может быть подписан в этом году. Иранские и российские СМИ также отмечали, что, кроме Су-30 СМ, стороны обсуждали и согласовывали поставки из РФ в Иран учебно-тренировочных самолетов Як-130, вертолетов Ми-8 и Ми-17 и ракетных систем «Бастион» класса «земля-воздух», оснащенных сверхзвуковой ракетой «Яхонт», а также сотрудничество в создании танков Т-90 С, кораблей класса «Фрегат», дизельных подводных лодок и некоторых других видов вооружений.

Кстати, не снят с повестки вопрос о прямых поставках из РФ танков Т-90 С, хотя иранцы утверждают, что им удалось разработать свой аналог Т-90 — танк «Каррар». А если учитывать, что еще до приезда Дехгана в Москву ряд СМИ со ссылкой на Министерство обороны Ирана сообщали, что Тегеран при необходимости может закупить у Москвы и С-400 «Триумф», и что этот вопрос сейчас якобы обсуждается, то можно примерно представить, что Тегеран, как заявил по возвращении из РФ иранский генерал, «намерен уделять максимальное внимание повышению уровня обороноспособности страны, поскольку это в целом приведет к повышению безопасности ближневосточного региона». Также, согласно заявлению официального представителя Госдепартамента США Марка Тонера, сделанного 19 февраля, Вашингтон по-прежнему не одобряет поставок С-300 ПМУ в Иран и «США оставляет за собой возможность введения односторонних санкций против Ирана в связи с развитием оборонных программ страны».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.