Недавние конфликты в отношениях регионального правительства Курдистана с центральными властями Ирака, новая череда кровопролитных столкновений между Рабочей партией Курдистана и правительством Турции, и, что самое главное, роль курдов в сирийских событиях и их отношения с другими политическими игроками вывели на новый уровень курдские сообщества в Ближневосточном регионе. Теперь целесообразно задуматься о том, насколько активно курды смогли проявить себя в этих трех странах в нынешних непростых и стремительно развивающихся событиях и в какой степени создавшиеся там условия укрепили их потенциал.

Если рассматривать политический потенциал курдов через призму истории, неизбежно придется признать, что по сравнению с прошлым он не сильно изменился. Тем не менее после проведения парламентских выборов в Турции 1 ноября прошлого года обозначились некоторые противоречия между правительством в Анкаре и курдами в лице представляющей их интересы Народной демократической партии.

Если нынешний президент Турции и бывший лидер Партии справедливости и развития Реджеп Тайип Эрдоган после получения его партией большинства голосов на прошедших выборах сочтет необходимым проводить жесткую политику в отношении курдов, власть в этой стране станет менее маневренной. Тем не менее в Ираке курдам удалось сохранить ту частичную независимость, которую они получили за прошедшие годы. Полунезависимое правительство Иракского Курдистана даже создало собственную национальную армию пешмерга и получает иностранную помощь, в частности из той же Турции.

В связи с этим складывается впечатление, что курды в Ираке по сравнению с представителями своего этноса в других странах региона находятся в более выгодном положении и поэтому в состоянии занять позиции одного из региональных игроков. Однако если рассмотреть положение сирийских курдов, то в первую очередь следует учесть тот факт, что Сирия переживает острый кризис, и на ее территории ведутся военные действия. Сирийские курды смогли в некоторой степени извлечь из этого пользу, однако в настоящий момент они лишены концентрированности и единства, которые необходимы для создания независимого государства. В связи с этим стоит признать, что положение курдов кардинальным образом изменилось, однако сказать, что они превратились в важного и независимого игрока в регионе, по-прежнему нельзя. Учитывая быструю смену политической ситуации на Ближнем Востоке, трудно прогнозировать, как в дальнейшем изменятся их роль и общая расстановка сил в регионе.

Турецкие курды

Анализируя статус курдов в Турции, необходимо отметить тот момент, что впервые за всю историю этой страны курдская партия смогла попасть в национальный парламент, набрав более 10% голосов избирателей. Вместе с тем стоит напомнить, что и в прошлом курды участвовали в парламенте страны. Они были независимыми депутатами, не представлявшими ту или иную партию, однако их было слишком мало, чтобы составлять серьезную конкуренцию основным партиям. Даже в последний раз большая часть турецких избирателей отдала голоса Эрдогану, которому теперь не нужно объединяться с другими партиями для того, чтобы получить большинство в парламенте. Теперь все зависит от политики нынешнего турецкого президента: если он захочет приостановить мирные переговоры с Рабочей партией Курдистана (РПК) и начнет репрессии против курдов, они или их представители в парламенте не смогут играть заметную роль в политической жизни страны.

Сирийские курды

Некоторые эксперты придерживаются мнения, что сейчас в условиях сирийского кризиса, продолжающегося уже пять лет, высокой активности сирийских курдов в их противостоянии с отрядами ИГИЛ и их слабого взаимодействия с американцами создались необходимые предпосылки для формирования у них сепаратистских настроений. В то же время политика Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, и особенно в Сирии, соответствует интересам Саудовской Аравии и Турции. Конечно, в какой-то период США оказывали помощь курдам в их борьбе с ИГИЛ, и определенное сотрудничество продолжается до сих пор, однако на практике политика американцев не сильно отличается от той, которую проводят Саудовская Аравия и Турция.


Политика этих стран не направлена на то, чтобы предоставить еще больше власти сирийским курдам или использовать их в качестве независимой силы. Цель Эр-Рияда и Анкары вполне ясна, она заключается в том, чтобы свергнуть кабинет Башара Асада и привести к власти в стране такое правительство, которое будет поддерживать их политику. До тех пор, пока Америка не станет проводить независимую политику по отношению к сирийским курдам, их статус останется прежним. Вряд ли можно ожидать, что американская помощь Сирии будет играть какую-то определяющую роль.

Отвечая на вопрос о том, смогут ли сирийские курды противостоять силам ИГИЛ и других террористических группировок и постепенно создать собственную автономию, следует отметить, что ее удастся образовать лишь тогда, когда Сирия перестанет существовать как единое государство. Другими словами, для этого должны прекратить свое существование государственные границы, территориальная целостность страны и центральное правительство. При таких условиях у курдов действительно появится необходимый потенциал. Если же Сирия останется централизованным и единым государством, возможность создания еще одной автономии, наподобие Иракского Курдистана, будет крайне низкой.

Иракские курды

Положение курдов в Ираке гораздо лучше того, в котором находятся представители этого этноса в других странах региона. В Курдской автономии Ирака отчасти начался процесс получения независимости. Этот регион уже подписал с некоторыми иностранными государствами разного рода соглашения, в том числе и в нефтяной сфере. Хотя с официальной точки зрения автономия еще не является суверенным государством, фактически ее правительство уже начало сотрудничать с зарубежными странами. В будущем вполне возможно, что Курдская автономия Ирака станет неким ополотом для курдов из других стран, а потом вообще превратится в независимое государство на севере современного Ирака. Кстати, кое-кто добивается этого уже много лет.

С другой стороны, касаясь отношения к курдскому вопросу со стороны некоторых региональных и нерегиональных стран, следует отметить, что в первую очередь противоречивую позицию в этом отношении занимают турки. Надо признать, что правительство Иракского Курдистана не смогло бы пользоваться своим нынешним суверенитетом без политической и финансовой помощи Анкары. Таким образом, Турция проводит более активную политику по отношению к курдам, чем другие страны. Тем не менее турецкие власти выступают против подъема курдского движения в Сирии, потому что там большая часть курдов входит в национальные курдские объединения, такие как Отряды народной обороны и партия «Демократический союз», которые, в свою очередь, поддерживают тесные отношения с действующей в Турции Рабочей партией Курдистана.

В настоящее время Анкара, отказавшись от мирных переговоров, начала войну с курдами на своей территории. Однако если турецкие власти вернутся за стол переговоров с представителями РПК и наладят отношения с курдами, это будет означать зеленый свет для сирийских курдов в плане получения собственной частичной независимости. Как и их соплеменники из Курдской автономии Ирака, они захотят вести торгово-экономическое сотрудничество с Турцией. Логика Анкары в этом смысле заключается в том, что если одна страна в экономическом плане целиком зависит от другой страны, то и в политическом смысле она не сможет действовать самостоятельно, а, следовательно, и опасаться такую зависимую страну тоже не стоит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.