Они должны были начаться неделю назад. Потом в прошлую среду. Теперь их планируют на завтра. Когда начнется третий раунд женевских переговоров по Сирии, для сирийцев он может стать «Днем сурка». Если действующие лица станут читать сценарий, по которому они играли на предыдущих переговорах под эгидой ООН (Женева-1 в 2012 году и Женева-2 в 2014-м), последний акт будет таким же провальным.

Конференция, как и текущее прекращение огня, действие которого началось 27 февраля, проходит благодаря тому, что этого хотят Соединенные Штаты и Россия. Наконец-то они согласились с тем, что препятствие на пути двух предыдущих раундов, которым стала судьба сирийского президента Башара аль-Асада, не настолько важно, чтобы из-за этого продолжать войну.

Обе стороны знают, что эта опосредованная война между США и Россией вышла из-под контроля. Европу захлестнула волна беженцев, угрожающая хрупкому единству Евросоюза, а конфликт перекинулся на территорию Ирака и грозит взрывом в Ливане и Иордании.

В самом ее начале сирийские воюющие стороны уступили процесс принятия решений своим спонсорам и поставщикам оружия из России, Ирана, США, Турции, Саудовской Аравии и Катара. Чтобы она закончилась, развязавшие ее силы должны найти и принять решение в Женеве.

Войну в Сирии можно рассматривать как имперскую карточную игру, из которой Соединенные Штаты могут выйти с несколькими оставшимися фишками. Когда конфликт закончится, кому-то придется заплатить миллиарды долларов за восстановление страны. Скорее всего, это будут победители в лице России и Ирана. Если эти страны не найдут средства, они в мирное время потеряют все то, что выиграли в ходе войны. Против этого не станет возражать ни один здравомыслящий вашингтонский политик.

Россия со своими союзниками побеждает на этом этапе войны, а поэтому в ходе возобновившихся переговоров она закрепит достигнутый успех, и это позволит сирийскому правительству восстановить свою суверенную власть над всей страной. Затем русские, американцы, сирийская армия, «Хезболла», курды, сирийские повстанцы не из числа джихадистов, Иран и Ирак смогут изгнать «Исламское государство» из Сирии и Ирака.

Россия с самого начала конфликта в 2011 году придерживается своей позиции, заявляя о том, что Асад должен остаться у власти. США потребовали, чтобы он ушел, сделав это предварительным условием урегулирования; однако в этой ситуации на кону оказался российский престиж. Перед тем, как Лига арабских государств в 2011 году временно прекратила членство Сирии, в ее составе было 22 страны-члена, причем 21 из них была клиентом США. У России был один арабский союзник, бросать которого она не собиралась.

Так что если Соединенные Штаты не намеревались поднимать ставки в этой игре, направив в Сирию больше самолетов, беспилотников и войск (в этом случае Россия подняла бы собственные ставки, и возникла угроза мировой войны), ей надо было менять линию поведения. Госсекретарь Джон Керри сделал это в декабре, когда сказал: «США с партнерами не стремится к так называемой смене режима».

Перед началом второй женевской конференции в 2014 году министр Асада по национальному примирению Али Хайдер (Ali Haider) объявил: «Ни Женева-2, ни Женева-3, ни Женева-10 не разрешат сирийский кризис. Урегулирование начнется и продолжится после военной победы государства». Хайдер ошибся. Может, сейчас режим и одерживает военную победу, но он не в состоянии вести войну вечно. Американские ставленники из числа повстанцев не смогли разгромить режим, но и режим не сумел разгромить их. Единственный выход из такой ситуации это компромисс.

Поэтому внешний мир должен принудить Сирию к урегулированию, но не диктовать ей будущее. Предложения разделить ее на кантоны по конфессиональному признаку в рамках федерации обречены на провал. Французы пытались сделать это в 1920-е годы, поделив подмандатную сирийскую территорию на мини-государства, однако народ отверг такую схему. Кроме того, иностранцы не могут решать, кто будет возглавлять страну: это решение принадлежит сирийскому народу.


Однако курды могут получить некую степень автономии, несмотря на возражения сирийских арабов и Турции. Женева-3 может дать временную договоренность, в рамках которой сирийцы сами станут решать, как они будут жить и под чьим началом, хотя международные наблюдатели намерены внимательно следить за процессом выборов. Режим в переходный период отказывается делиться властью с «террористами», а оппозиция требует, чтобы Асад ушел до начала этого периода. Но если обе стороны будут упрямо держаться своих позиций, Соединенные Штаты и Россия смогут заставить их изменить свою точку зрения. Этого требует сирийский народ.

Достигнутое прекращение огня позволило многим из них снова начать мирную жизнь. Если Женева-3 приведет к миру, они сумеют довольно быстро восстановить свою страну, которую любят и которой гордятся, несмотря на зверства и преступления этой войны.

Чарльз Гласс — автор выходящей 22 марта книги Syria Burning: A Short History of a Catastrophe (Сирия в огне: краткая история катастрофы).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.