Прежде всего надо сказать, что решение президента России Владимира Путина, о котором он объявил вчера, касающееся «вывода основной части российской воинской группировки» из Сирии в связи с окончательной реализацией поставленных задач, застало врасплох все стороны конфликта как в Сирии, так и за ее пределами. Возможно, США — единственные, кого  Путин проинформировал о своем решении, но это станет ясно позже. Ведь в последнее время между великими державами наблюдалась невиданная гармония позиций в отношении сирийского урегулирования.

В связи с этим возникает два основных вопроса. Первое: действительно ли Россия выполнила в полном объеме поставленные перед собой задачи в Сирии, как она утверждает? Если говорить о тех объективных целях, которые российское руководство определило к выполнению в первую очередь, то ответ будет положительным: эти задачи выполнены. Во-первых, военное вмешательство России предотвратило падение режима Башара Асада, особенно если вспомнить, что накануне начала военной операции ситуация горных регионах, которые были под контролем алавитов, и на побережье была катастрофической. Тогда режим оказался в шаге от падения, несмотря на поддержку, оказываемую со стороны Ирана напрямую и опосредованно. Что касается прямой поддержки, что непосредственно на стороне режима сражались подразделения «стражей революции», также Тегеран привлек в помощь Асаду шиитские военизированные группы, прибывшие в Сирию из Ливана, Ирака, Афганистана и Пакистана. Когда ситуация склонилась не в пользу режима, Россия объявила о прямом вмешательстве в конфликт. Вторая цель, которой достигла Москва — это захват через Сирию центральной роли на Ближнем Востоке, обеспечение российского присутствия в регионе в будущем для обеспечения своих интересов. И третья цель, которая также была реализована, это запуск политического процесса путем переговоров между сторонами конфликта.

Второе: почему это заявление прозвучало именно сейчас? По этому вопросу нет достоверной информации, поэтому точно ответить на него невозможно. Однако в последнее время появились некоторые проявления, говорящие о существовании разногласий по поводу сирийского кризиса и способов его решения между Россией, с одной стороны, и сирийским режимом и иранским руководством, с другой. Россия поспешила посадить за стол переговоров враждующие стороны, тогда как со стороны режима и его соратников был обозначен ряд четко сформулированных позиций. Одна часть сторонников режима заявила о необходимости вернуть под свой контроль все сирийские территории (военным путем), другая группа поспешила заявить о проведении легитимных выборов в апреле этого года (что выходит за пределы повестки переговоров), тогда как третья группа сказала, что любое обсуждение судьбы Башара Асада полностью исключается, и что эта тема — за «красной линией». Подводя итог, можно сказать, что решение Москвы о выводе войск принято в соответствии с планом безопасного выхода из конфликта, когда главные цели достигнуты и нет необходимости еще более серьезно погружаться в сирийскую войну. Нет сомнения, что это решение является преждевременным для всех сторон, поэтому рано давать оценку того, каковы причины и последствия «вывода основной части российских воинской группировки». Невозможно также оценить объем этого исхода и будущее воздушных бомбардировок: будут ли они продолжены или нет. В ближайшие дни станет видно, как это решение повлияет на позиции сторон конфликта за столом переговоров и на поле боя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.