Путин — человек сюрпризов. Вот вчера он заявил, что основная часть российского контингента покинет Сирию, обосновав свое решение тем, что задача, в целом, выполнена.

Как тут не вспомнить, как щеголевато одетый в летный костюм президент Джордж Буш объявил 1 мая 2003 года с борта авианосца «Авраам Линкольн»: «Миссия выполнена».

Впоследствии, правда, оказалось, что ничего подобного…

А у Путина?

Если прикинуться, что наивно поверил прошлогоднему путинскому обоснованию сирийской кампании — внести лепту в борьбу с ДАИШ/ИГИЛ, — то ответ будет строго отрицательным.

Если же принять во внимание быстро вскрывшуюся истинную цель российского вторжения — поддержать шаткий режим Асада, — то Путин очень даже прав: задача «в целом выполнена». Во всяком случае, на ближайшее время.

Бестактно называть «успешной» поддержку режима, который забрасывал собственный народ авиабомбами, травил его химическим оружием и развязал гражданскую войну, стоившую жизни полумиллиону граждан и сделавшего беженцев из половины 22-миллионного населения Сирии. Но эта поддержка действительно оказалась успешной, ведь российские самолеты только в последние пару недель начали бомбить ДАИШ вместо умеренных повстанцев, которых поддерживает Запад заодно с Саудовской Аравией и Турцией. Так зачем же Путину тратить деньги, которых у него нет, на борьбу, которую вполне могут повести другие?

(Озабоченная ремарка в сторону: по сравнению с прошлым годом количество воздушных провокаций над Балтийским морем, требующих поднятия в воздух истребителей, в том числе, датских, заметно сократилось. Вероятно, произошло это потому, что российские самолеты были заняты в Сирии. Теперь же у них снова появится время на провокации, а как раз нам придется высылать в Сирию истребители, причем те самые, что обычно перехватывают русских у наших границ… Впрочем, это, как уже было сказано, всего лишь ремарка в сторону).


Операция в Сирии истощила и без того ослабленные ресурсы России. Это не вызывает никаких сомнений, хотя и утверждается, будто бы она принесла неслыханную побочную пользу, предоставив массу экспортных заказов военной промышленности и продемонстрировав передовые образчики вооружений.

Таким образом, игра как будто бы стоит свеч. Как стоит свеч и расположение европейских правительств, мечтающих снять санкции (тут в авангарде идут Венгрия и Италия). Для них вывод войск, несомненно, покажется основательным вкладом в мирный процесс. Дескать, Асад, таким образом, станет сговорчивее на переговорах, которые — может статься — рано или поздно начнутся в Женеве под эгидой ООН.

Насколько поддержка Асада действительно облегчит политическое урегулирование в Сирии — можно только гадать.

Время, конечно, покажет. Однако российское вмешательство повернуло время на пять лет назад, когда восстание против Асада только разгоралось на волне «арабской весны» в других странах. Впрочем, большинство тогда было твердо уверено, что режиму Асада в Сирии ничего не угрожает.

Я хорошо помню царившие тогда настроения. Пять с небольшим лет назад, когда все только начиналось, я был в Дамаске. Мы с женой соблазнились дешевыми билетами в Syrian Airways и расположились в уютном бутик-отеле на Прямой улице — изумительном месте, упомянутом в Новом завете, месте, где прозрел апостол Павел.

В те дни Ливия уже вовсю полыхала, но в Сирии еще было спокойно. Ну да, кое-где протестовала молодежь, в Даръа рисовали граффити, но никто и не предполагал, что это приведет к тому, к чему в итоге привело. Мы наняли шофера-христианина, чтобы он отвез нас в Пальмиру, божественный античный город, ныне разрушенный безумцами из ДАИШ. Мы также посетили удивительно красивый Датский институт — сейчас он давно закрыт по соображениям безопасности. Неудобства мы испытали лишь когда настала пора уезжать. Оказалось, что все самолеты отправили в Ливию забрать сирийских гастарбайтеров. Нам предстояло проделать утомительное (и дорогостоящее) путешествие из Дамаска, и нас ожидала очень долгая ночь в пути. А через несколько дней все вспыхнуло окончательно.

Когда было решено, что Сирию «весна» не коснется, проведение решения в жизнь зависело от весьма эффективного и жестокого госаппарата, основанного отцом Башара Асада Хафезом. Хафез Асад, придя к власти в результате бескровного переворота в 1970-м, выстроил полицейское государство, где ключевые посты раздавались лояльным членам клана, и столь тесно сплел воедино бизнес-элиту и партию Баас, что быть в оппозиции казалось попросту бессмысленным. А сирийская спецслужба «Мухабарат», уходящая корнями во Второе бюро времен французского протектората, еще больше облегчила контроль за многочисленными религиозными и этническими группировками в стране, чьи границы определялись принципом «разделяй и властвуй», который исповедовали европейские колонизаторы.

К тому же молодого Асада, никогда не мечтавшего о президентстве, а собиравшегося стать офтальмологом в Лондоне, принудили занять свой пост после гибели старшего брата. Поначалу он казался надежным и по-своему даже приятным.

Однако образ этот рассыпался в пух и прах, стоило начаться гражданской войне. И теперь сложно представить себе хоть какое-нибудь решение конфликта, пока он продолжает оставаться главой Сирии.

Так что да, Путин вполне может сказать: «Миссия выполнена». Но надолго ли?

Впрочем, все это займет некоторое время.

Уффе Эллеманн-Йенсен — известный датский политик, министр иностранных дел (1982-1993), член Либеральной Партии Дании (также известной как Венстре), многолетний обозреватель газеты Berlingske (ранее известной как Berlingske Tidende).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.