В воскресенье Барак Обама прибыл на Кубу, став таким образом первым американским президентом, посетившим остров за последние 88 лет. Выиграв выборы 2008 года в том числе и благодаря обещанию наладить диалог с недружественными странами, Обама приземлился в 16.19 по местному времени в гаванском аэропорту имени Хосе Марти. Обама прибыл на остров не для того, чтобы просить кубинского лидера Рауля Кастро о политических изменениях в авторитарном режиме, насчитывающем несколько десятилетий. Нельзя сказать, чтобы на Кубе его встречали недружелюбно. Скорее наоборот. На самом большом из островов Антильской дуги, одно из немногих мест, где к Обаме относятся с нескрываемой симпатией, американский президент хочет закрепить сближение между двумя странами.

Обама заявил, что его визит носит исторический характер, но это лишь первый шаг в эпохе новых отношений между двумя странами. В ходе встречи с сотрудниками посольства США в Гаване он напомнил, что «прошло почти 90 лет со дня последнего визита американского президента на Кубу». «Здесь прекрасно», — добавил он. «Это наша первая остановка. Это исторический визит и историческая возможность для прямого взаимодействия с кубинским народом», — отметил Обама.


Еще несколько месяцев назад сама возможность триумфального визита президента США в Гавану была жутким кошмаром для режима Кастро. Фамилия Кастро вызывала в Вашингтоне и Майами — где сосредоточена кубинская эмиграция — аллергию, а встреча хозяина Белого дома с одним из братьев Кастро во Дворце революции относилась к разряду политической фантастики.

Двухдневный визит завершает годовой период, в течение которого Обама, афроамериканец, родившийся в 1961 году, когда кубинской революции было два года, и Кастро, видавший виды революционер и военный 1931 года рождения, положили конец холодной войне, длившейся полвека. Менее чем за год США и Куба вновь открыли посольства в своих странах, а Вашингтон упростил условия ведения бизнеса и поездок на Кубу. Оттепель ускорилась настолько, что то, что казалось немыслимым полтора года назад, кажется естественным: президент США прогуливается по Гаване. Весьма странным кажется сейчас то упорство, с которым в течение 55 лет десять американских президентов проводили политику конфронтации, так и не сумев отстранить братьев Кастро от власти.

Визит включает в себя, помимо выступления и встречи в понедельник с Раулем Кастро (с братом Фиделем встречи не запланировано), встречи с бизнесменами и диссидентами, а также посещение бейсбольного матча. Вместе с Обамой прилетели его супруга Мишель, дочери Саша и Малия, а также теща Мэриан Робинсон (Marian Robinson).

В аэропорту их встречали министр иностранных дел Кубы Бруно Родригес (Bruno Rodríguez), другие высокопоставленные официальные лица и дипломаты. После встречи с дипломатами в американском посольстве Обама совершил пешую прогулку по старой Гаване, историческому центру кубинской столицы. Его гидом был местный историк Эусебио Леаль (Eusebio Leal). Затем американский президент провел встречу с кардиналом Хайме Ортегой (Jaime Ortega), ключевой фигурой в секретных переговорах, которые привели к нормализации отношений.

«Для кубинцев визит президента США означает признание их революции», — считает Питер Корнблю (Peter Kornbluh), соавтор книги «Тайные дипломатические контакты с Кубой» (Diplomacia encubierta con Cuba), рассказывающей о секретных переговорах между Вашингтоном и Гаваной. В последнем издании книги подробно описаны переговоры, которые 17 декабря 2014 года привели к заявлению Обамы и Кастро о восстановлении дипломатических отношений.

 

«Точка зрения Соединенных Штатов, — продолжает Корнблю, — заключается в следующем: мы создадим культурные, экономические и политические мосты между двумя обществами. И по этим мостам пойдет колоссальное влияние американской системы». Внешнеполитическая доктрина Обамы, примененная к Кубе, утверждает, что политические перемены — демократия, многопартийность, свобода СМИ — не будут насаждены извне, и уж ни в коем случае — насильно.

Обама не стремится поменять режим — ни на Кубе, ни в Иране. Идея в том, что страна сама изменится, если кубинцы начнут жить лучше. Чем больше туристов и студентов посетит остров, чем больше общего бизнеса будет между кубинцами и американцами, тем ближе Куба будет к демократизации.


Во вторник, 22 марта, во время программной речи визита Обама ясно даст понять, что только кубинскому народу — а не США и никому иному — предстоит определить будущее своей страны. Но своего мнения на этот счет американский президент не утаит. «Кубинскому народу, как и народам всего мира, лучше жить при настоящей демократии, чтобы свободно выбирать своих руководителей, выражать свои мысли и исповедовать свою религию», — как уже предвосхитила слова президента Сьюзан Райс (Susan Rice), его советник по национальной безопасности, выступая несколько дней назад в Вашингтоне.

«Соединенные Штаты продолжат отстаивать права человека абсолютно везде, в том числе и на Кубе», — сказала она.

В декабре Обама заявил, что поездка в Гавану бессмысленна, пока там не будет достигнут ощутимый прогресс в сфере прав человека. Прогресс пока не ощутим, но Обама все же едет на Кубу.

«Совершенно очевидно, что он изменил свое мнение, — говорит преподаватель Гарвардского университета Хорхе Домингес (Jorge Domínguez). — Вместо того, что бы ждать ощутимого прогресса в сфере прав человека, мне кажется, он сказал себе: "У меня мало времени. И если я хочу, чтобы на Кубе что-то изменилось, я должен поехать к Раулю Кастро и спросить его: "В чем дело, друг? Я один с этим не справлюсь"». За десять месяцев до того, как в Белом доме его сменит новый президент, который может свести на нет все достижения прошедшего года, Обама хочет сделать процесс сближения необратимым.

«Президент из республиканцев мог бы пойти на попятную при желании, — считает Эллиот Абрамс (Elliott Abrams), ветеран администрации Буша и один из лидеров неоконсервативного движения. — Мое главное возражение против политики Обамы в том, что в Мьянме мы заявили определенные требования в обмен на снятие санкций, а вот Кастро получил это без всяких условий. А ситуация с правами человека сейчас на Кубе хуже, чем в прошлом году».


Абрамс считает ошибочными аналогии между визитом Обамы на Кубу и поездкой президента Ричарда Никсона (Richard Nixon) в Китай в 1972 году или Билла Клинтона во Вьетнам в 2000 году. «Во Вьетнаме мы вели войну, жертвами которой стали 50 тысяч человек. Китай, как ни крути, — это великая держава. А Куба — маленькая страна, с маленькой экономикой. Я думаю, что Обама едет в Гавану, в первую очередь, чтобы потешить свое самолюбие: он встретится с Кастро, СМИ будут в восторге, но результаты этой встречи будут весьма незначительны».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.