Все теракты, совершенные в Европе, в такой же степени похожи друг на друга, в какой вызывают ощущение безнадежности: если террористы наносят удары по Европе изо всей силы, то Европа реагирует минимально.

Как заявления, в которых джихадисты оправдывают мотивы своих поступков, так и их жизненный путь (в особенности тех, кто родился в Европе) указывают на лютую ненависть ко всему европейскому: личной свободе, демократическим ценностям, бесконечной религиозной терпимости.


Любой, кто станет сопричастником (лучше не скажешь) этой Европы, представляющей собой как идею, так и проект и образ жизни, становится потенциально целью удара, даже если он мусульманин: именно этим можно объяснить, что террористы, взявшие в заложники 1500 находившихся в парижском театре Батаклан человек, не разделяли их ни по религиозному, ни по национальному признаку.

В ноябре прошлого года в Европе уже были совершены теракты, но общеевропейской реакции не последовало. Вместо того, чтобы вспомнить положение о солидарности, содержащееся в 222-й статье Договора о функционировании Евросоюза, за которым мог последовать коллективный и согласованный ответ со стороны ЕС, французское правительство предпочло обратиться к 42-й статье, предусматривавшей ответные действия на межправительственном уровне и за рамками органов ЕС.

За юридическими формулировками и процедурами со всей ясностью прослеживается, что решение Олланда о немедленной бомбежке позиций ИГИЛ в Сирии было продиктовано желанием французского правительства сохранить за собой полную свободу действий на всех фронтах антитеррористической борьбы.

Как и в кризисе с беженцами и в политике в отношении Сирии, страны ЕС предпочитают оставить исключительно в сфере своей компетенции вопросы, связанные с обеспечением безопасности. Уже тогда, бельгийский след парижских терактов показал, что подобный подход к национальному суверенитету глубоко ошибочен.

И чтобы напомнить нам об этом, джихадисты совершили теперь теракт в Брюсселе, столице Евросоюза. Но ведь многие по-прежнему будут считать, что удар был нанесен по Бельгии. Европа – слишком абстрактное образование, за которое никто не хочет умирать. Зато слишком много желающих убивать европейцев, и это должно заставить нас сплотиться в защите нашей самобытности и нашего общего проекта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.