Я родился в 1959 году, когда на Кубе произошла революция. Президент США Обама тогда еще не появился на свет. Сейчас мало кто помнит о тех далеких событиях. Почему были разорваны отношения между Кубой и США? Почему спустя всего год после победы кубинской революции США перестали покупать наш сахар, который был главным продуктом экспорта страны? Возможно, потому, что Кубе нарушались права человека? Я так не думаю.

Революция свергла диктатуру Батисты, которая безнаказанно убивала молодых людей на улицах городов. Преступная и коррумпированная армия, вооруженная американским оружием сражалась в горах на востоке страны с повстанцами.

Почему, США не выступили против Батисты, а стали бороться против революционного правительства?

Ах, имперская доктрина национальной безопасности: страна не заканчивается в рамках своих территориальных границ, интересы США простираются на нефтяные вышки Ближнего Востока, Венесуэлы, в любую точку мира, где действуют или планируют действовать транснациональные компании.
Белый дом ввел в отношении Кубы экономическую, торговую и финансовую блокаду, потому что молодое революционное правительство перестало подчиняться Соединенным Штатам, которые защищали экономические интересы транснациональных корпораций.

Рауль Кастро предложил президенту США применить на практике искусство цивилизованного сосуществования, которое бы принимало и уважало различные точки зрения. Когда Барак Обама говорит, что блокада не принесла ожидаемых результатов, и поэтому он решил изменить стратегию, то у меня возникают сомнения.
Возможно ли это?
Действительно ли он хочет этого?
Не произойдет ли так, что многопартийность и развитие частной собственности, которые американцы так требуют от нас, станет не составной частью Хартии прав человека, а Декалогом мечты экономической и политической Реконкисты?

Я думаю, что визит Обамы на Кубу является позитивным шагом. Он харизматичный человек. Своей улыбкой и природным умом быстро завоевывает сердца людей. Мы, я хочу сказать кубинцы, последних десятилетий знакомы были с другим типом лидера.
На Западе кандидат на высший государственный пост должен обладать приятной внешностью, уметь смеяться, а если нужно, то и станцевать.


Избиратели-потребители будут всегда голосовать за кандидата, который им симпатичен и уверен в себе. Его избирательная программа должна иметь два — три пункта, которые больше всего волнуют общество.

Я благодарен Обаме, что он приехал и попытался завоевать мои симпатии.

Но кубинцы знают, что шаги, предпринятые американским президентом по отмене блокады возможны лишь при сотрудничестве с государством, которое обеспечивает им бесплатное здравоохранение и образование, а также социальное обеспечение детей, престарелых и немощных.

Обама говорит, что США готовы поощрять так называемых «предпринимателей» малого и среднего бизнеса. Он считает, что именно они откроют путь к кубинскому капитализму.

Несмотря на столь спорные суждения, я, тем не менее, почувствовал удовлетворение, когда Обама заявил, что «судьба Кубы не будет решаться Соединенными Штатами или какой-либо другой нацией. Куба суверенна, и ей по праву есть чем гордиться. Будущее Кубы будут решать кубинцы, а не кто-то еще».

Понимает ли он, что для нас означает национальный суверенитет, когда более столетия США незаконно занимают часть нашей территории в Гуантанамо?

Если идея президента США заключается в том, чтобы наши люди встречались и свободно обменивались мнениями, то мы принимаем брошенный нам вызов. У нас также есть ряд предложений, и мы готовы защищать нашу точку зрения. Мы могли бы предложить американцам сотрудничать в сфере совместных медицинских исследований, борьбе с эпидемиями, как например, с холерой на Гаити, эболой в Африке, вирусом Зика.

Я не понимаю, почему Обама, если он хвалит работу кубинского медицинского персонала в Африке, в то же время поощряет бегство врачей и медсестер с Кубы.

Логика цивилизованного сосуществования подводит нас к мысли безусловного снятия блокады.

«Конгресс США проявляет большой интерес к снятию блокады. На решение данного вопроса потребуется время, и во многом это будет зависеть от того, как быстро мы решить отдельные разногласия в области соблюдения прав человека», — заявил Обама.

Непринятие кубинской политической системы, давайте смотреть правде в глаза, не имеет ничего общего с гуманистическими принципами или убеждения, речь идет об экономических интересах империалистов.

Фидель и Рауль, а также Камило Сьенфуэгос и Че Гевара завоевали сердца кубинцев в 1959 году, не благодаря заученному избирательному харизму, а потому, что поставили на кон свою жизнь, ради революционной идеи.
Не только словами, но и делами они доказали возможность построения социализма на Кубе. Именно такой тип лидера близок кубинцам.

Обама на смог удержаться от соблазна сфотографироваться на фоне знаменитого барельефа Че Гевары в Гаване, нарушив тем самым протокол. Барак Обама не был причастен к убийству Че Гевары, ответственность ложится на президента США Линдона Джонсона, который был тогда во главе империи.

Что хотел таким образом продемонстрировать Обама — завоевать кубинский символ или увести домой очередной сувенир?

Присвоение и манипулирование символами является предметом другой статьи.

Примите наш мирный социализм, так он не несет никакой угрозы для Соединенных Штатов.

Империализм в силу своей природы не может существовать в рамках своих границ.

Что нам делать?

За последние 88 лет — это первый визит президента США на Кубу. До 1959 года Кубой управляли из американского посольства в Гаване.
Мост доверия должен строиться с обеих сторон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.