24 марта госсекретарь  США Джон Керри с рабочим визитом посетил Москву. Как бы мысли всей Европы и всего цивилизованного мира не были заняты последними происшествиями в Брюсселе, судьбой бельгийцев, жизнь продолжается. Тем более продолжаются дипломатия и международные отношения. 24 марта вечером еще не были известны результаты переговоров Керрии с главой МИД РФ Сергеем Лавровым, а затем и встречи с президентов Владимиром Путиным. Хотя результатов может вообще и не быть.

Накануне визита госсекретаря один из высокопоставленных представителей США во время пресс-конференции полушутя-полусерьезно сказал: «В России все решения принимает один человек — Путин, а для того, чтобы более или менее понять, что он думает, нужно сидеть с ним в одном кабинете и разговаривать. Поэтому госсекретарь Керри едет в Москву». Журналисты попытались развить тему: «Мы сейчас едем в Москву для сбора информации?» Чиновник ответил: «Когда будем на месте, встретимся, тогда скажем, что получилось». В любом случае, заранее было заявлено, что темой встречи будет вопрос Сирии, а также Украинский кризис и Надежда Савченко.
 
Для Кремля время бросать камни
 
Вечером 14-ого марта в течение считанных минут по всему миру распространилась новость о том, что президент РФ Владимир Путин дал приказ вывести российские войска из Сирии. Может быть, была неожиданной форма заявления, быстрота и театральность, но по содержанию выход из Сирии для Кремля был необходимостью. Если, конечно, Путин не хочет застрять во второй «афганской войне» и оказаться под новыми международными санкциями.

Конечно, президент Путин заявил, что российский военный контингент выводится из Сирии, так как российские военные в общей сложности выполнили стоящие перед ними задачи. Это абсолютно пустые слова, так как по крайней мере заявленной целью Кремля в Сирии была борьба против ИГИЛ (организация запрещена в России — прим. ред.) и нейтрализация граждан РФ, примкнувших к ИГИЛ. Между тем по данным наблюдателей, только 10-15 процентов ударов РФ приходилось по позициям ИГИЛ, и каких-либо серьезных потерь из-за них группировка не понесла: ни в плане военной техники, ни человеческих жертв. Не объявлялось также об особых удачах истребления членов ИГИЛ, являющихся гражданами РФ.

И это в том случае, когда международная коалиция во главе с США за период после 30-ого сентября 2015г. освободила от ИГИЛ значительные территории Ирака и Сирии, в том числе Синджар, и уничтожила нескольких главарей ИГИЛ, в том числе казнившего пленных в видеороликах Джихади Джона. Зверства ИГИЛ в ноября в Париже, а сейчас в Брюсселе — его ответ на удары и потери, причиняемые Западом.

А Кремль ни только ничем не обидел ИГИЛ в Сирии, но и в действительности не преследовал цель бороться с ним. Основной задачей Москвы изначально было укрепление позиций Асада. Для этого Москва была вынуждена пойти на ужасные удары, ставшие причиной смерти как минимум сотен детей, женщин и стариков и миграции десятков тысяч людей. В результате, войска Асада при поддержке группировки «Хезболла» и находящихся под контролем Ирана группировок шиитов продвинулись к Алеппо, но именно там закончился журнал, и началось кино.
 
Для Кремля время собирать камни
 
Увидев, что Россия, применяя силу, меняет ситуацию на фронтовой линии в пользу шиитов, на это раз сунниты, во главе с Саудовской Аравией, в феврале объявили, что введут организованные войска в Сирию и будут поставлять оппозиции вооружение, которым будет возможно уничтожать российские самолеты и другую технику. Обещанные суннитами шаги пророчили уже долгую и бесконечную войну. Россия остановилась, вместе с США, от имени Международной группы поддержки Сирии, предложила ввести режим перемирия, который вступил в силу 27-ого февраля и уже в течение месяца в значительной степени сохраняется.

Перемирие сохранилось в основном для того, чтобы Асад не препятствовал поставке гуманитарной помощи ООН в подконтрольные ему территории, и чтобы начались Женевские переговоры. Всего за несколько дней до стартующих 14-ого марта в Женеве переговоров главы Великобритании, Германии, Италии и Франции в течение 50 минут проводили телефонный разговор с Путиным, четко подчеркивая, что Асад не может получить место в переходном правительстве Сирии, так как пока Асад остается, война не может закончится.

12-ого марта глава МИД  Сирии заявил, что в Женеве не будет обсуждаться вопрос ухода Асада. На следующий день госсекретарь США Керри предупредил Россию, что деструктивизм Асада подвергает опасности перемирие и переговорный процесс, и призвал Москву обеспечить конструктивное участие Асада в переговорах. Переводя с дипломатического языка, Керрии призвал оказать давление на Асада, чтобы он согласился обсудить условия своего ухода.

Вероятно, Путин, будучи не в силах оказать достаточного давления на Асада, чтобы он согласился уйти, а с другой стороны не желая во имя Асада становится врагом всего суннитского мира и подвергаться новой международной изоляции и санкциям из-за провала процесса мирного урегулирования сирийского конфликта, принял крайне рациональное решение — уйти из Сирии.
 
Рисование на заборах
 
Наверно Путин за несколько месяцев осознал то, что Обама сказал в интервью агентству Atlantic: «Экономика России находится на высшем уровне напряжения своих возможностей и кровоточит, и если в этих условиях Путин готов тратить ресурсы своей страны во имя окрашивания заборов (painting fences) в Сирии, он совершает большую ошибку, и предотвратить это не дело США».

После пяти месяцев войны в Сирии, в день тратя, по некоторым данным, около трех миллионов долларов, Путин лично убедился, что он всего лишь красит заборы, которые при смене обстоятельств, могут стереться или быть окрашены в другие цвета. Еще хуже для президента РФ то, что окрашенный забор не только не помог преодолеть изоляцию России, но еще больше усугубил ее. Остался один выход — уйти из Сирии.

25-ого марта стало известно, что накануне, во время продлившихся четыре часа переговоров, Керри объяснил Путину необходимость ухода Асада. Согласно информационным потокам, россияне обещали оказать влияние, чтобы «Асад принял правильное решение». Специальный представитель ООН по вопросам Сирии Стефан де Мистура приостановил проходящие в Женеве переговоры между оппозицией и властями Сирии до начала апреля и ждет «правильного решения» Асада. Кажется — это вопрос нескольких дней.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.