Недавно я отправился на одну площадь в центре Вильнюса, чтобы морально поддержать митинг в защиту приема большего числа беженцев в Литве. Набралось едва ли пятнадцать человек. Пятнадцать человек в городе с полумиллионным населением!

Проблема беженцев вызывает здесь мало сочувствия. Более того, проводился и митинг противников миграции, где десяток человек стояли с плакатами, которые гласили, что Литва не должна превращаться в «мультикультурные джунгли». Литовцы не хотят видеть «вторжения иностранных колониалистов».

Ни о каком вторжении речь пока не идет. В Литву прибыло лишь небольшое количество спонтанных беженцев с Ближнего Востока. Прошлой осенью Литва согласилась, хотя и под давлением, принять 1105 человек в рамках европейской квоты по распределению беженцев.

Пока приехали лишь шестеро — семья из Ирака и недавно сирийская пара, в которой жена — учитель английского, а муж — графический дизайнер. В интервью с местными газетами они сообщили, что хотели бы, чтобы их будущее было связано с этой страной. Их следовало принять с распростертыми объятиями, ведь Литва уже потеряла сотни тысяч человек трудоспособного возраста. Все они эмигрировали в более богатые страны Евросоюза.


Однако многие литовцы не видят связи. Согласно опросу общественного мнения этой зимой, около 60 % жителей Литвы считают, что страна вообще не должна принимать никаких беженцев. Особенно плохо люди относятся к беженцам других культур и мусульманского происхождения. Протесты против беженцев из, например, Украины, были гораздо меньше.

По-видимому, восприятие непохожих людей более негативно в странах с короткой демократической историей. Примером тому — бывшие коммунистические страны Восточной и Центральной Европы, а в последнее время и восточная Германия, в которой набирает популярность антимигрантская партия «Альтернатива для Германии». Люди, прежде жившие как пленники диктатур, легко представляют себе чужаков как угрозу.

В Литве СМИ подливают масла в огонь негативного отношения. Несколько месяцев назад я встретил Бенте Сандстрём (Bente Sandström), которая отвечает за прием беженцев в муниципалитете Нурданстиг. Она приехала в Вильнюс на конференцию. На вопрос о местных СМИ она ответила с удивленным видом: «Они не спрашивали ни о том, как мы поддерживаем детей беженцев в школах, ни о том, как помогаем взрослым найти работу. В основном, они задавали вопросы о насилии и терроризме».

Римантас Вайткус (Rimantas Vaitkus), один из ответственных за решение проблемы беженцев в администрации премьер-министра Литвы, тяжело вздыхал перед участниками конференции: «О беженцах говорят исключительно в негативном ключе, их сравнивают с чумой».

Он сопоставил Литву с развитыми демократиями Швецией и Германией и привел ряд различий:

— Там сильные гражданские общества, там множество волонтеров, готовых помогать. Там все ощущают солидарность со слабыми. В Литве этого очень мало.

Существует, однако, храброе меньшинство, которое бьется над созданием более солидарного общества через 25 лет после падения советской диктатуры. Эти люди заслуживают всяческого уважения. Вот почему я вышел на площадь и кричал вместе с ними: «Say it loud, say it clear, refugees are welcome here».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.