Еще несколько недель тому назад Лула вызывал всеобщее поклонение. Его личная биография и история Бразилии, во главе которой он стоял с 2003 по 2010 год, развивались столь параллельно, что их трудно было отличить. Потому что история жизненного пути мальчика, который не знал вкуса хлеба до семи лет, и история такой страны как Бразилия, ранее прозябавшей в нищете и бесправии, а затем стала лидером экономического развития, как нельзя лучше подходят друг к другу.

Наверное, было очень непросто одновременно управлять собственной биографией и вершить судьбу страны, особенно когда окончание президентского срока совпало не с крупным экономическим и государственным кризисом, а пришлось на период достижения наивысших показателей. Лула оставил президентское кресло не только после того, как сумел вывести из состояния бедности более 30 миллионов человек, но добился того, что показатель роста бразильской экономики составлял 7,5%, а сама страна стала лидером бурно развивающейся Южной Америки в противовес старому и закостеневшему Западу. Конец его президентского срока был более чем впечатляющим: Бразилия завоевала право стать хозяйкой Олимпийских игр, а сам Лула оказался на вершине успеха левых сил.

Теперь экономика Бразилии, которую возглавляет его преемница Дилма Русеф, сокращается на 3,8% на фоне чудовищного коррупционного скандала, конфликта между исполнительной властью и органами правосудия, а также угрозы противостояния с законодательной властью в случае отрешения от должности действующего президента Дилмы Русеф. Многие бразильцы задаются теперь вопросом, а не опиралось ли экономические и социальное чудо на слабые государственные институты. Удручает реакция Лулы на высказываемую в его адрес критику. Бывший президент смешивает свою личность и государственные органы страны, упорно стремясь поставить себя выше них. Лула, чье простое социальное происхождение позволяло ему видеть дальше других, по всей видимости, утратил ориентиры, и нет такого человека, который рассказал бы ему о его падении.

Как бы то ни было, падение ангела Лулы означает, что новая Бразилия пробивает себе дорогу: страна, где законная харизма лидера не ставится выше разделения властей, основного условия для стабильной работы государственных институтов, и где экономическое развитие, как бы оно ни способствовало борьбе с бедностью, не может оправдать коррупцию. Эта история характерна для Бразилии, так же как и для всего мира. Уверен, что она нисколько вас не удивила.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.