Ситуация в Ливии продолжает обостряться, и это вызывает серьезную тревогу у мирового сообщества. Пять лет спустя после свержения режима Муамара Каддафи в Ливии царит хаос, между собой борются многочисленные военизированные группировки, а на управление страной претендуют два парламента — светский в Тобруке и исламистский в Триполи. В то же время стремительно набирает силу «Исламское государство» (ИГ) со штаб-квартирой в Сирте. После поражений, нанесенных исламистам в Сирии и Ираке, погрузившаяся в хаос Ливия становится новым плацдармом для ИГ, сюда стекаются джихадисты со всего мира. Ливия представляет большую угрозу и как стартовая площадка для миллионов потенциальных беженцев, стремящихся попасть в Европу. Теперь, когда «балканская тропа» временно нейтрализована, новые потоки мигрантов неизбежно устремятся в Европу через ливийское побережье.

В последних отчетах экспертов ООН дается пессимистическая оценка ситуации в Ливии: возникший «вакуум безопасности» ведет к усилению «Исламского государства», активизации бандформирований, вооруженным столкновениям между различными группировками, росту торговли оружием и другим правонарушениям. Все это подрывает мирный план по Ливии и делает страну неуправляемой. Снабжение различных регионов страны становится все проблематичней, цены растут, а сотни тысяч перемещенных лиц живут в невыносимых условиях.

Фактически Ливия имеет на сегодняшний день три правительства — признанную мировым сообществом Палату представителей в Тобруке, Всеобщий национальный конгресс (ВНК — бывший временный парламент, находящийся под контролем исламистов) в Триполи и — недавно сформированное под эгидой ООН Правительство национального единства (ПНЕ), временно находящееся в Тунисе. Ни один из этих центров силы не способен по разным причинам эффективно работать, однако все они претендуют на контроль за денежными ресурсами — Центробанком и Национальной нефтяной корпорацией. На стороне международно признанного парламента в Тобруке выступают страны Запада, а также Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия и Россия, на стороне исламистского правительства в Триполи — Турция, Катар, Судан и, согласно ряду источников, Украина. В то же самое время растет и укрепляется «третья сила» — «Исламское государство» (ИГ) со штаб-квартирой в Сирте — родном городе Муамара Каддафи. Джихадисты совершают теракты по всей территории Ливии, вступая в конфронтацию как с парламентом в Триполи, так и в Тобруке.


Спецпредставитель ООН в Ливии Мартин Коблер считает, что страна находится в политическом тупике. Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с Фаизом Сарраджем, сформированное после длительных переговоров при посредничестве ООН, не может начать работу, так как признанный мировым сообществом парламент в Тобруке уже длительное время блокирует работу нового правительства. Между тем соответствующее соглашение в марокканском Схирате, заключенное еще в декабре прошлого года, предусматривает формирование переходного правительства национального единства сроком на два года — вплоть до проведения парламентских выборов, а также принятие новой конституции. Соглашение подписали как заседающий в Триполи Всеобщий национальный конгресс, так и его политические оппоненты из Тобрука на востоке страны.

Коблер заявил, что новое правительство приступит к работе даже без одобрения парламента в Тобруке и вопреки поступающим угрозам от противоборствущих фракций. По мнению ООН, ввиду чрезвычайной ситуации для преодоления кризиса новому правительству придется работать без необходимой поддержки парламента — в нарушение правовых норм.

До сих пор представляется нереалистичным переезд нового правительства из Тобрука в Триполи, хотя это предусмотрено соглашением в Схирате. Город контролируется исламистской милицией «Рассвет Ливии», которая намерена этому воспрепятствовать и арестовать членов нового правительства. Фаиз Саррадж не пользуется широкой популярностью, ливийцы воспринимают его как ставленника зарубежных сил — ООН и стран Запада. В начале января Саррадж попытался проехать в Триполи из Туниса, но его визит сопровожался многочисленными акциями протеста против «политической пропаганды ООН» и «марионеточного Правительства национального единства». В буквальном смысле спасти Сарраджа от линчевания помог Всеобщий национальный конгресс (ВНК) в Триполи, который организовал выезд правительственной делегации обратно в Тунис. Несмотря на это, Саррадж не оставляет попыток переехать в Триполи. В конце марта он прибыл с делегацией президентского совета на военно-морскую базу в Триполи. Добираться пришлось на катере, поскольку враждующие группировки закрыли воздушное пространство. В городе слышна стрельба, все больше группировок настроено против приезда Сарраджа. Многие наблюдатели сомневаются, что Саррадж сможет стать объединящей всех ливийцев фигурой, однако страны Запады намерены любой ценой продавить его кандидатуру. США и их европейские союзники пригрозили Ливии санкциями, если политические силы в Тобруке и Триполи не поддержат в кратчайший срок правительство национального единства и не покончат с фракционной борьбой. Складывается впечатление, что страны Запада постепенно теряют терпение.

В марте этого года главы лидеры ЕС провели в Брюсселе совещание, посвященное ситуации в Ливии. Оно было связано, в частности, с тем, что в результате перекрытия «балканской тропы» для мигрантов и соглашения о репатриации с Турцией беженские потоки были перенаправлены в Ливию. Фактически «ливийская тропа» вновь стала основной для мигрантов из Ближнего Востока и Африки. Премьер-министр Испании Мариано Рахой потребовал на встрече дать отпор многочисленным мафиям и трафикантам людьми, которые орудуют на ливийском побережье, пользуясь царящим в стране хаосом. Лидеры ЕС отметили, что ситуация в Ливии достигла критической отметки, в то время как новое правительство не может начать работу, а ИГ расширяет свою деятельность. Президент Франции Олланд также предостерег от нового беженского кризиса в Европе, источником которого может стать Ливия. В свою очередь, британский премьер-министр Кэмерон предложил использовать корабли НАТО для контроля за ливийскими территориальными водами. На сегодняшний день суда трафикантов разрешено останавливать только в международных водах, поскольку нет мандата ООН для захода в территориальные воды Ливии.

Президент США Барак Обама считает слишком мягкой политику Европы в отношении Ливии. Он указал на ошибки европейских союзников как одну из главных причин ливийского кризиса и хаоса, возникшего после свержения режима Муамара Каддафи. По мнению Обамы, европейцы оставили Ливию наедине со своими проблемами после ликвидации ливийского диктатора. США со своей стороны уже длительное время рассматривают возможность проведения военной интервенции в Ливии, чтобы не допустить повторения иракского и сирийского сценария, а также расползания ИГ по всей Северной Африке. Согласно американским СМИ, Пентагон настаивает на полномасштабной операции, но президент Обама все еще колеблется. По мнению ряда аналитиков, США начнут операцию в том случае, если ИГ перейдет «красную линию», двинувшись на Бенгази. Поступают также сообщения, что спецподразделения США, Великобритании и Франции уже действуют в тылу исламистов в Ливии. В случае начала операции к западной коалиции могут присоединиться и египетские ВВС.

Американцы на протяжении нескольких месяцев наносят точечные удары по лагерям исламистов в Ливии: 19 февраля в результате ракетно-бомбового удара по портовому городу Сабрата были ликвидированы не менее 40 джихадистов, в том числе тунисец Нуреддин Шушан, организатор прошлогодних терактов в Тунисе. США устанавливают также электронную систему наблюдения на границе Ливии с Тунисом чтобы воспрепятствовать переброске террористов.

Впрочем, эти меры не способны остановить экспансию исламистов. Новый лидер ИГ в Ливии Абдель Кадр ан-Наджди заявил, что его организация крепнет день ото дня. Ан-Наджди занял место иракца Абу Набиля, убитого в результате американского авиаудара на востоке Ливии в ноябре прошлого года. В Ливию, по иранским источникам, перебрался и Абу Бакр аль-Багдади — лидер сирийско-иракского «Исламского государства». ИГ продолжает совершать террористические акты в Ливии и соседнем Тунисе: за последние месяцы были совершены многочисленные нападения на административные учреждения, электростанции и нефтяные разработки. ИГ, в руководстве которого доминируют джихадисты из других арабских стран, успешно подчиняет себе местные вооруженные формирования и расширяет свое присутствие в Ливии. Иламисты активизируются и на востоке страны, где действует движение «Ансар аш-Шариа».

Американский посол в Риме Джон Филипс заявил недавно, что США рассматривают свою базу Сигонелла на Сицилии в качестве плацдарма для проведения военной операции в Ливии. Вашингтон добивается, чтобы Италия приняла участие в этой операции, предоставив пятитысячный армейский контингент. До сих пор Италия отказывалась на том основании, что с соответствующей просьбой должны обратиться международно признанный ливийский парламент в Тобруке либо Правительство национального единства (ПНЕ). Однако фактор времени работает против колеблющихся европейцев, и под давлением США международная операция в Ливии может быть проведена уже в этом году. Принесет ли она желаемые результаты — это уже другой вопрос.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.