Разногласия Обамы и Путина препятствуют усилиям по предотвращению ядерного терроризма и даже создают опасность случайной ядерной конфронтации.

Когда президент Барак Обама будет принимать лидеров стран на саммите в Вашингтоне 31 марта, чтобы обсудить вопросы ядерной безопасности, страна с крупнейшим в мире ядерным арсеналом — Россия — не будет присутствовать за столом переговоров.

Бойкот саммита по ядерной безопасности со стороны России отражает увеличивающийся раскол между Москвой и Вашингтоном. Этот раскол блокировал попытки США ввести контроль над радиоактивными материалами, полностью свел на нет перспективу установления контроля над вооружением двух стран и даже повысил риск потенциальной ядерной конфронтации, о которой уже забыли со времен холодной войны.

Россия играет особо важную роль в любых попытках предотвращения ядерного терроризма, потому что она располагает огромными запасами ядерных материалов на своей территории — на этот момент самыми большими в мире. Сотрудничество России и США создало фундамент для важнейших за последние двадцать лет усилий по сокращению арсеналов оружия на территориях бывшего СССР и предотвращению утечки материалов, которые могут быть использованы для создания атомных бомб или упрощенных «грязных» атомных бомб.

Этому сотрудничеству пришел конец, что вызвало обеспокоенность у многих официальных лиц США. Министерство обороны обеспокоено угрозой, которую представляет оружие массового поражения и незаконный провоз радиоактивного материала, «в частности потому, что мы больше не можем убедиться в том, что ядерный материал в России находится под контролем», сообщила в письме официальный представитель американского военного ведомства подполковник Мишель Балданса (Michelle Baldanza).

Отсутствие Москвы на саммите иллюстрирует, как разногласия, вызванные ее вторжением на Украину, перешли в область применения ядерного оружия и ядерной безопасности. Желание России работать с Западом стало уменьшаться в последние годы, когда у Москвы появились разногласия с Вашингтоном касательно планов США по созданию системы ПРО. В 2013 году Россия вышла из американской программы Нанна-Лугара 1990-х годов, которая помогла найти и обезвредить тонны урана и плутония, которые можно использовать для изготовления оружия.

В рамках программы США предоставляли устройства обнаружения, средства безопасности и консультации, которые должны были помочь русским отслеживать присутствие радиоактивного материала в стране. Эта попытка помогала поддерживать важный канал сотрудничества американских и российских ученых. Теперь это сотрудничество прекращено, хотя угроза террористов, которые могут взять ядерное оружие под свой контроль, увеличилась.

Существуют подозрения, что террористы ИГИЛ, которые были организаторами терактов в Брюсселе 22 марта, в ходе которых погибли 32 человека, планируют атаки на ядерные реакторы страны и их работников. Бельгийских чиновников раскритиковали за низкий уровень безопасности на ядерных объектах.

Учитывая угрозу со стороны ИГИЛ, саммит по ядерной безопасности в Вашингтоне — четвертый за время президентства Обамы — сфокусируется на том, как страны могут сотрудничать, чтобы «предотвратить сосредоточение самого опасного оружия в руках самых опасных мировых организаций», писал президент США в статье Washington Post 30 марта. В комментарии Обамы не упоминалось о решении России не присутствовать на саммите или приостановить сотрудничество в вопросах безопасности.

Нежелание России участвовать в совместной с США по борьбе с ядерным терроризмом — «разочарование», сказал изданию Foreign Policy Уильям Кортни (William Courtney), бывший посол США в Грузии и Казахстане. «То, что русские в ней не участвуют, не пускает ее под откос, но точно замедляет».

Москва приостановила доступ США к так называемым «закрытым городам», где размещается большое количество материала, который может использоваться для изготовления оружия. Таким образом, американские эксперты не могут установить эффективность проводимых мер безопасности.

«Беспокойство вызывает не то, что Россия относится ко своему ядерному материалу несерьезно», — сказал в интервью Foreign Policy Кингстон Рейф (Kingston Reif), директор по разоружению и снижению угроз Ассоциации по контролю над вооружениями. «Беспокойство вызывают возникающие сомнения в том, что Россия хочет усилить ядерную безопасность и улучшить структуру решения этого вопроса».

Россия настояла на том, что она не нуждается в помощи США по контролю за своим ядерным материалом. Однако увеличивающиеся экономические проблемы страны, включая планируемые сокращения расходов на оборону на пять процентов, увеличили страхи того, что выделение средств на обеспечение безопасности и проверка работы ядерных объектов может пострадать, считают эксперты.
Уильям Тоби (William Tobey), старший сотрудник Центра Белфер по научным и международным вопросам при Гарвардском Университете, сообщил, что «ядерная безопасность России не соответствует тому, какой она должна быть».

«Русские пытаются сохранить численность персонала, несмотря на бюджетные сокращения, и пока они оставили инспекторов по ядерной безопасности, но те сильно ограничены в командировочном бюджете, — сказал Тоби в интервью Foreign Policy. — Поэтому они не могут проинспектировать объекты, проверка которых входила раньше в их обязанности».

Помимо того, что инициативы по решению вопросов ядерной безопасности стоят на мертвой точке, Россия и США зашли в тупик в переговорах о контроле над вооружениями. Таким образом, впервые за несколько десятилетий у двух стран на повестке дня нет и не проводятся переговоры о новых способах сократить их ядерный арсенал.

В воинственной риторике, которая возвращает нас к советским временам, Москва часто делала заявления о ядерном арсенале России. В марте 2015 года посол России в Копенгагене сказал, что датские военные корабли будут «под прицелом российских ядерных ракет», если на них будет установлено современное радарное оборудование. Россия заявила, что ракетные комплексы «Искандер», установленные в Калининграде, могут запускать ракеты двойного назначения, то есть несущие ядерный заряд.

Официальные представители НАТО и США считают, что Россия размывает грань между войной с применением обычного оружия и ядерной войной. В своей речи на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале генсек НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) сказал, что угрозы со стороны России и проведение учений ядерных сил страны «имеют своей целью запугивание ее соседей», в то время как министр обороны США Эштон Картер (Ashton Carter) сказал на ноябрьском форуме в 2015 году, что «бряцание ядерным оружием со стороны Москвы ставит под сомнение желание российских лидеров сохранить стратегическую стабильность».

На фоне усиливающейся словесной войны перспективы проведения переговоров, имеющие своей целью уменьшение риска конфликта между Москвой и Вашингтоном, стали туманными. После вооруженного вторжения России на территорию Украины в 2014 году, Вашингтон приостановил военное сотрудничество с Москвой и наложил санкции на въезд некоторых официальных лиц. Москва ответила своими ограничениями на въезд.

Некоторые сторонники контроля вооружений, бывшие высокопоставленные чиновники и законодатели США, включая бывшего сенатора Сэма Нанна (Sam Nunn), подвергли сомнению решение администрации Обамы наложить запрет на въезд на некоторых российских официальных лиц, говоря, что любой шаг, который снижает шансы на проведение диалога — ошибка.

«Здравый смысл должен подсказать нам, что это контрпродуктивно как для США, так и для России налагать санкции на политических деятелей и лиц, которым нужно разговаривать друг с другом, чтобы обеспечить безопасность граждан, которых они представляют», — сказал Нанн, выступая с речью в Москве в феврале.

Несмотря на ослабление военных отношений, диалог между вооруженными силами двух стран о важных миссиях по вопросам использования ядерного оружия продолжается, сообщили изданию официальные лица Пентагона. Однако накопившийся негативный опыт создал самый ужасный климат в отношениях между странами со времен холодной войны.

Пролет российских бомбардировщиков, способных нести ракеты с ядерными боеголовками, вблизи стран НАТО в Балтии и нарушение воздушного пространства Швеции и Финляндии наряду с военными учениями, в ходе которых имитируется использование ядерного оружия, вызвали протесты в Европе. В ответ российские чиновники обвинили НАТО и США в безрассудстве, говоря об увеличении количества танков и военнослужащих в странах НАТО, граничащих с Россией, и об использовании бомбардировщиков Нортроп Б-2 в учениях недалеко от российской границы.

«Ни одна сторона не обладает доброй волей», — сказал в интервью Foreign Policy Алексей Арбатов, член научного совета Московского Центра Карнеги, председатель программы «Проблемы нераспространения» и бывший депутат Госдумы.

«Диалог между нашими военными силами прекратился, и они перестают понимать друг друга», — сказал Арбатов. — «Наблюдается растущее недоверие, преувеличение способностей друг друга и намерений сторон».

Нанн, бывший сенатор штата Джорджия, был одним из основателей программы «За совместное снижение опасности», также известной как «программа Нанна-Лугара», которая была запущена на фоне улучшения отношений между Москвой и Вашингтоном после распада Советского союза. Рассчитанная на то, чтобы бороться со страхом, вызванным ядерным оружием, или попаданием оружия в руки террористов или правительств-мошенников, российско-американская программа была направлена на улучшение состояния безопасности и системы обнаружения ядерного оружия. Программа также помогала обезопасить ядерное оружие на постсоветских территориях, таких как Беларусь, Казахстан и Украина, вывозя оружие на территорию России и уничтожая его. Страны также договорились сократить арсенал оружия и предпринимали шаги, чтобы снизить риск потери контроля над ядерным оружием или незапланированными запусками ракет.

К началу 2000-х сотрудничество начало замедляться. В 2002 США вышли из Договора об ограничении систем ПРО, который был важным аспектом контроля ядерного оружия в годы холодной войны. В 2010 году был неожиданный всплеск оптимизма, когда Вашингтон и Москва подписали новый Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, который сократил атомный арсенал США и России.

Тем не менее, в странах находятся огромные объемы самого опасного оружия в мире: на январь 2015 года в России и США было более чем по 7 тысяч ядерных боеголовок на страну, что составляло около 90% мирового ядерного потенциала, согласно Стокгольмскому международному институту по исследованию проблем мира. Эти показатели вряд ли станут меньше в ближайшее время. Россия четко заявила, что вывод американской системы ПРО из Европы является обязательным условием для проведения переговоров по новому договору о контроле вооружений. Администрация Обамы заявила, что это не подлежит обсуждению.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.