Мужчины грузили картофель, когда с неба начали падать бочковые бомбы. Земля дрожала, осколки летали в воздухе, повсюду стояла пыль. Мужчины легли на землю, некоторые пытались укрыться в ангаре. Произошел взрыв — тысячи мелких металлических осколков полетели в воздух и пробивали все на своем пути.

То, что произошло в тот сентябрьский день в 2012 году в городке Мареа неподалеку от Алеппо, стало повседневностью в сирийской войне — бойне, которую ведет армия сирийского президента Башара Асада против различных исламистских групп, а также и против собственного населения. С начала войны сирийские ВВС сбросили тысячи бочковых бомб — простые бочки, начиненные бетоном, взрывчаткой, осколками и прочим мелким металлическим мусором, чтобы убить как можно больше людей.

«Шесть или семь человек лежали на земле», — рассказывает выживший после атаки бочковыми бомбами в Мареа правозащитной организации Human Rights Watch. «Вид был ужасный. Одного человека разорвало на две части, другие кричали от боли, у некоторых не было ног и рук».


Гражданская война в Сирии продолжается уже пять лет. Более десяти миллионов человек бежали из страны, по крайней мере, 250 тысяч, а возможно, и полмиллиона, погибли, большая часть из них — по вине режима Асада. Чтобы остановить убийства, многие страны, в том числе ЕС и США, еще в 2011 году ввели санкции против Асада, его семьи, а также ближайших союзников. Против двоюродного брата Асада США ввели санкции еще в 2008 году.

Однако сирийский режим, согласно «панамским документам», нашел способ обойти санкции и достать необходимые средства или топливо для ведения войны. Большую роль в этом сыграла панамская юридическая фирма Mossack Fonseca (Mossfon), которая в начале этой недели оказалась в центре скандала о разоблачении «панамских документов». Согласно документам, Mossfon вела большое количество офшорных компаний, близких к режиму президента Асада. Очевидно, ключевые фигуры Mossfon не придавали особого значения санкционным спискам американцев и европейцев и принимали в расчет, что санкции могут быть нарушены.

Этот случай показывает, что диктаторы, террористические группы или преступные организации используют офшорные компании, чтобы обойти санкции и продолжать действовать в прежнем ключе. Так, в списке клиентов Mossack Fonseca значатся попавшие под санкции члены наркокартелей Мексики и Гватемалы, предполагаемые спонсоры террористических организаций Хезболла и Аль-Каида, помощники автократов, таких как президент Зимбабве Роберт Мугабе, а также компании, в отношении которых были введены санкции из-за поддержки иранской и северо-корейской ядерной программы.

Mossfon отрицает сотрудничество с компаниями и лицами, включенными в санкционные списки. На запрос международного консорциума журналистских расследований, компания ответила, что лица со связями с Сирией или другими государствами, в отношении которых введены санкции, никогда преднамеренно не получали разрешение воспользоваться нашими услугами.

Тем не менее, в «панамских документах» значатся десятки санкционных лиц и компаний, с которыми Mossfon был связан. Однако ни в каком другом случае это не имело таких масштабных последствий, как в случае с Сирией.

Поставщики

То, что Асад может сегодня продолжать войну с неиссякаемой жестокостью, связано также и с тем, что у него не кончаются запасы топлива. Несмотря на международное эмбарго, режим постоянно получает топливо, благодаря чему его танки и самолеты находятся в действии. По мнению экспертов, большая часть поставок приходит через ОАЭ.

Американские власти уже давно считают компанию Maxima Middle East Trading ключевым звеном в сложной сети компаний из ОАЭ, Сирии, Швейцарии и Нидерландов, через которые при помощи поддельных документов в Сирию поставляется топливо. В 2014 году компания и ее директор были включены в санкционный список США.

© AP Photo, Alexander Kots/Komsomolskaya Pravda via AP
Танк сирийской армии в городе Хараста-эль-Басаль


Согласно «панамским документам», компания Maxima Middle East Trading была зарегистрирована в 2012 году фирмой Mossack Fonseca. Еще в 2013 году, почти два года после начала войны в Сирии, компания помогала открыть счет фирме в сирийском банке Syria International Islanic Bank. За год до этого банк был включен в санкционный список американского правительства, поскольку он спонсировал режим Асада и помогал ему обходить санкции. В «панамских документах» не содержатся указания на то, что Mossfon увидел в этом повод для каких-либо действий.

Кроме компании Maxima Middle East Trading, по американским данным, контрабандой топлива занимались еще две компании — Pangates International Corporation Ltd. и Abdulkarim-Group. Обе компании связаны с Mossfon. Так, владелец компании Abdulkarim-Group, который, как считают в ЕС, поддерживает сирийский режим, долгое время был директором управляемой Mossfon фирмы Morgan Additives.

Morgan Additives заявила в ответ на запрос, что с начала 2015 этот человек больше не занимает эту должность, а компания не ведет какой-либо деятельности.

Компания Pangates International Corporation Ltd. фигурирует в «панамских документах», располагая офисами в трех налоговых оазисах — в 1999 году фирма была зарегистрирована на острове Ниуэ в южной части Тихого океана, затем переведена на Самоа, в 2012 году — на Сейшелы. Между тем, компания попала в санкционный список США, поскольку, по мнению американского правительства, оказывала материальную поддержку, а также предоставляла сирийскому правительству товары и услуги. Однако, несмотря на это, компания продолжала функционировать еще год после введения санкций.

Названные компании отказались от комментариев. По сообщению Mossfon, компания не поддерживает противозаконные действия.

Спонсор


Война стоит денег, а деньги в Сирии, по данным спецслужб, появляются и благодаря предпринимателю Рами Махлуфу, которые неоднократно появляется в «панамских документах». Двоюродный брат Асада считается самым богатым человеком Сирии и крупнейшим спонсором режима. Когда оба были детьми, он и Асад играли вместе, а сегодня они — союзники.

Не исключено, что Рами Махлуф предоставляет деньги, например, на изготовление отравляющих газов, организацию тюрем для пыток, вооружение подразделений Шабиа. Еще в 2008 году, когда стало известно, что небольшая группа из окружения Асада обогащается за счет населения, США включили его в санкционный список. Махлуф поддерживал коррупционные схемы в рамках сирийского режима, считали США. В то время Рами Махлуф уже на протяжении, по меньшей мере, десяти лет был клиентом Mossack Fonseca. C 1998 года он был мажоритарным акционером фирмы Polter Investments c штаб-квартирой на Виргинских островах.

11 мая 2010 года. Президент Сирии Башар Асад во время встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым в дворцовом комплексе «Каср аш-Шааб»


Самое позднее, в 2002 году Mossfon должно было стать понятно, кто такой Махлуф, и насколько тесно он связан с режимом Асада. В тот год в Mossfon поступили документы по судебному делу между Drex Technologies и одной египетской компанией. В них указано, что Рами Махлуф является «кузеном по материнской линии действующего сирийского президента». Однако Mossfon в 2015 году заявил швейцарскому изданию Tages-Anzeiger: «Mossack Fonseca НЕ ЗНАЛА, что г-н Махлуф или какие-либо другие союзники Асада косвенно пользуются нашими услугами». Как выясняется из «панамских документов», это было ложью.

Рами Махлуф, судя по документам, был также директором или держателем акций еще трех компаний — Cara Corporation, Dorling International и Ramak Limited, основанных в период с 1996 по 2006 год на Виргинских островах и в Панаме.

И все же после начала войны в Сирии в 2011 году ничего не произошло — Mossack Fonseca продолжала управлять сетью компаний, связанных с режимом сирийского президента. При этом в юридической фирме были люди, у которых в этом отношении были сомнения. Так, подразделение Mossfon, отвечающее за соблюдение всех предписаний и законов, весной 2011 года в письменной форме обратилось к партнерам и руководителям фирмы. Был задан вопрос, действительно ли компания планирует продолжать сотрудничать с Рами Махлуфом и тем самым нарушать санкции, введенные в 2008 году. Не следует ли лучше отказаться от клиента? Когда кто-то включен в санкционный список, это первый «серьезный сигнал», и от таких людей следует дистанцироваться. Однако партнер фирмы заявил в электронном письме от 17 февраля 2011 года, что, «по его мнению», можно сохранить Махлуфа как клиента.

Только после того, как в мае 2011 года ЕС последовал примеру США и также ввел санкции против Махлуфа, его компании были постепенно закрыты. Дольше остальных работала фирма Drex Technologies — по данным «панамских документов», она была закрыта лишь спустя четыре года и два месяца после введения санкций против Махлуфа США в 2008 году.

На запрос SZ Рами Махлуф не ответил. Mossfon сообщила, что не знала о Махлуфе до того момента, пока его имя не появилось в СМИ.

Палач

Кроме Рами Махлуфа, в «панамских документах» фигурируют и его братья, следовательно, также кузены Асада. Когда сегодня сотни тысяч сирийцев покидают страну, значительная их часть бежит не от так называемого «Исламского государства», а от Асада и таких людей, как Махлуф, который сейчас отвечает за тюрьму для пыток в Дамаске и, по всей видимости, стоит за газовыми атаками в Гуте в августе 2013 года, в результате которых погибли сотни сирийцев. Кроме этого, в документах есть имя Эхаба Махлуфа, заместителя руководителя телекоммуникационной компании Syriatel, поддерживающая режим финансами. И имя Эяда Махлуфа, главной фигуры сирийской армии и офицера спецслужб, предположительно, участвовавшего в многочисленных нападениях на сирийских мирных жителей. Все они в мае 2011 попали в санкционный список ЕС, все они владели акциями в компаниях, находившихся в управлении Mossfon, частично активных до 2012 года.

Тот, кто решает дела


В документах есть и такое имя, как Сулейман Маруф, владевший, по меньшей мере, половиной десятка офшорных компаний. Некоторые из них имели в собственности недвижимость в Великобритании. Маруф известен как человек, решавший дела Асада в Лондоне — то есть посредник сомнительных операций. Сулейман Маруф вкладывал миллионы в поддержку пропагандистского сирийского канала, подогревающего гражданскую войну в стране. Кроме того, он покупал для супруги Асада Асмы дорогие вазы Ming и предметы интерьера Armani в лондонском люксовом торговом центре Harrods, когда та стала персоной нон-грата в Европе.

Через десять месяцев после включения Маруфа в санкционные списки ЕС отдел Monfon по вопросам соблюдения законов пришел к выводу, что в соответствии с оценкой рисков, эти компании признаны высоко рискованными. Но Сулейман Маруф остался в числе клиентов. В 2014 году по настоянию британского МИДа он был исключен из санкционного списка ЕС из-за «недостатка достоверных доказательств».

В ответ на запрос юридическая компания, представляющая интересы Маруфа, заявила, что прежние санкции против их доверенного лица основывались на неверных и безосновательных обвинениях. Комментариев относительно предполагаемой деятельности Маруфа в интересах Асмы Асад не последовало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.