Как пишет Андреас Умланд (Andreas Umland), Украине не имеет смысла стремиться стать членом НАТО, хотя это было бы желательно. Главной причиной этого, по его мнению, является недавнее осознание опасности, которую Россия представляет для Восточной Европы и для Запада, а также той серьезной угрозы, которая от нее исходит. Парадоксальная природа подобного объяснения не сводит на нет выдвинутый им аргумент. В конечно счете, один из способов избавления от угрозы состоит в ее минимизации и перекладывании при этом бремени обороны на плечи тех, кого она непосредственно касается.

Как однажды заметил Уинстон Черчилль, многие государства в 1930-х годах пытались умиротворить аллигатора (то есть нацистскую Германию) в надежде на то, что первым будет съеден кто-то другой, после чего это животное, возможно, насытится. Однако не только страх перед Россией препятствует членству Украины в НАТО, хотя никакое другое государство не нуждается в нем больше нее, а сам пример Украины как раз и показывает, почему это является необходимым.

Западные аудитории регулярно подпитывают неименными рассказами о неудачах Украины, и слишком многие из них оказываются верными. Речь идет о неспособности искоренить коррупцию, о беспощадной внутренней борьбе и нежелании проводить реформы, столь характерных для украинской политики, о причиненных войной разрушениях, а также о многочисленных проблемах, связанных с украинским оборонным истеблишментом, — все это усердно раздувается Москвой и в значительной мере вызывает на Западе все большее разочарование относительно Украины. Если существующее статус-кво сохранится в своем линеарном виде и в будущем, то анализ Умланда, вероятно, будет подтвержден.

Однако существующее статус-кво нельзя считать неизменным. Изменение является законом жизни. И НАТО, и Украина должны и будут меняться для того, чтобы справиться со своими кризисами и достичь прогресса, тогда как созданная Путиным система, судя по всему, останется без изменений. Следующее российское правительство, возможно, будет значительно отличаться от нынешнего, потому что будущее России непредсказуемо. Мало кто из экспертов смог предсказать появление Горбачева или серьезные, хотя и непоследовательные, попытки Хрущева провести реформы.


Итак, что Украина и Запад должны сделать для того, чтобы Украина смогла представить серьезную заявку на членство в НАТО?

Во-первых, Украина должна продолжать двигаться по пути реформ для оправдания своего принятия в НАТО, а западные правительства должны оказывать на нее весьма серьезное давление. Формулировка условий является наиболее эффективным способом в этом отношении, и именно такого рода тактику Евросоюз успешно применял в прошлом. Это означает, что нужно сказать Киеву: если он выполнит условия, связанные с членством в Евросоюзе и в НАТО, то эти организации незамедлительно облегчат вступление Украины в НАТО.

Во-вторых, в следующем году мы увидим новую администрацию в Америке и, конечно же, европейские правительства также со временем изменятся. Те люди, которые считают, что Украина занимает центральное место в европейской безопасности, те люди, которые верят в то, что Россия представляет собой угрозу для европейской и международной безопасности — все они должны продолжать убеждать эти новые правительства в том, что давление на Украину в области проведения реформ в обмен на подлинное членство в НАТО будет выгодным для них, а также для Европы — целой и свободной. А если Украина оправдает эти надежды и проведет реформы в течение следующих шести или девяти месяцев, то она в таком случае неизмеримо усилит свои позиции.

Критики скажут, что выдвижение условий провоцирует Россию и представляет собой русофобию, а также все остальные этикетки, которые Москва навешивает на защитников Украины. Несомненно, Россия выступает против членства Украины в НАТО. Однако Россия уже достигла на Украине того, что военный теоретик Карл фон Клаузевиц называет кульминационным пунктом наступления, и любая новая прямая атака — в отличие от постоянных психологических и других форм давления, которых следует ожидать независимо от проводимом Украиной политики — будет связана с неприемлемыми рисками для России. Более того, именно слабость Украины, а не ее сила спровоцировали захват Крыма. Хотя Россия регулярно оказывает давление на соседние страны, являющиеся членами НАТО, она не вторгалась на их территорию.

В-третьих, аргумент относительно того, что Украина не может определить собственную безопасность, не вызвав недовольства России, имплицитно подтверждает аргумент Путина о том, что Россия может находиться в безопасности только в том случае, если ее соседи ее лишены. Неравная безопасность — таково реальное требование Москвы — является требованием для империи, а империя означает войну в сегодняшней Европе, потому что такие бывшие советские государства как Эстония, Грузия, Латвия, Литва и Украина, а также такие бывшие сателлиты как Польша будут этому противиться. Более того, Россия может реализовать свои амбиции только с помощью силы, поскольку она не может предложить почти ничего другого, кроме коррупции, преступности и деспотизма.

Желательность членства Украины в НАТО не подлежит сомнению, поскольку эта страна является жертвой преднамеренной агрессии и прямого применения силы. Однако членство в НАТО может быть гарантировано лишь в том случае, если Украина найдет в себе ресурсы для проведения реформ в области политики, правосудия, экономики и обороны, а Запад вновь обретет смелость для защиты свои интересов и убеждений с помощью реальной военной, политической и экономической поддержки, а также с помощью давления на Украину и подлинного сдерживания России.

С учетом необычайной скорости и масштабов социально-политических изменений в наше время, а также необходимости сильного лидерства Запада для преодоления современных кризисов, ни один из этих вариантов не находится за пределами возможного. Еще более важно то, что оба они, по сути, являются предпочтительными способами максимального укрепления европейского мира и безопасности, включая безопасность России. И мы не только можем надеяться на такого рода взаимный прогресс в области изменений на Украине и на Западе, но и должны работать для достижения этой цели.

Стивен Бланк является старшим научным сотрудником Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.